Отзывы и комментарии
07.04.10

Из выступления на Круглом столе "Модели посткризисного развития: шансы для России"

Автор: Куандык Бишимбаев, вице-министр экономического развития и торговли Республики Казахстан

Возможность участвовать в этой, действительно, очень интересной дискуссии - это для меня еще и возможность увидеть, о чем в России рассуждают и какие планы строят. Эта дискуссия - также источник новых идей для нас в Казахстане. Я внимательно ознакомился с докладом и коротко прокомментирую то видение, которое есть сегодня в Правительстве Казахстана относительно перспектив развития экономики. Мы, все-таки, считаем, что нельзя говорить о полном восстановлении. И даже те позитивные процессы, которые сегодня наметились в крупных экономиках и в Казахстане – это все равно больше конъюнктурное явление, потому что фактор высокой безработицы говорит о том, что кризис системный.

<…> Ответ на ключевой вопрос - будет ли третья волна кризиса, будут ли повторяться эти кризисы систематически, заключается в том, какие резервы прочности сегодня есть у крупных экономик мира.

<…> Что мы в Казахстане предпринимали в период кризиса, и какой выход в посткризисном развитии мы для себя наметили? Общее видение сформулировано в недавно принятой программе «Индустриально-инновационное развитие республики Казахстан». Нам, конечно, проще, чем России, потому что экономика Казахстана не так сложна и имеет гораздо более простую структуру, чем в России.

<…> Cама идея диверсификации для Казахстана не нова, мы этим занимаемся с 2003 года. Многое получилось, многое не получилось. Новая программа «Индустриально-инновационное развитие» – это скорее попытка не дать заглохнуть этой инициативе, идея диверсификации в посткризисный период. То есть оживить ее, вдохнуть в нее новую жизнь и фактически послать обществу и бизнесу сигнал: мобилизуйтесь! Мобилизуйтесь на цели индустриализации, на цели диверсификации нашей экономики и государство окажет вам необходимую поддержку.

Самая простая и первая понятная цель – это добиться глубокой переработки всех сырьевых ресурсов, которые Казахстан сегодня экспортирует. Нефть, газ, руды – все это основа для индустриализации, основа для развития химической промышленности, нефтехимической промышленности, металлургии высоких переделов. Второе направление – это инфраструктура. То есть, так же как и в России, в Казахстане есть огромная потребность в модернизации и развитии инфраструктуры, причем всех сфер инфраструктуры, включая жилищную, дорожную, строительную, энергетическую, водохозяйственную. И эта огромная потребность рождает большой спрос на все промежуточные и сопутствующие товары, которые могут быть произведены для того, чтобы провести эту инфраструктурную модернизацию. Это также дает возможность нашему бизнесу в развитии машиностроения, сектора строительных материалов, металлургии и так далее.

Какие механизмы в глобальной сфере диверсификации развития двух основных направлений мы сейчас задействуем? Самый первый механизм – это потенциал национальных компаний. Национальные компании в сфере нефти, газа, урановой промышленности, энергетики и железной дороги у нас сегодня выступают основными локомотивами индустриализации и диверсификации? Весь потенциал предприятий «КазМунайГаз», «Казатомпром», «Казахстанские железные дороги» сегодня мобилизован. Перед ними поставлена четкая задача: каждый из них в своей сфере должен добиться либо развития сопутствующего производства, либо добиться углубления переработки. Есть определенный опыт. Вот, допустим, перед «КазМунайГазом» поставлена четкая задача: модернизировать все нефтеперерабатывающие заводы Казахстана в течение ближайших пяти лет. Добиться полной независимости по топливу в Казахстане. Сегодня мы импортируем из России определенные виды топлива с высоким октановым числом. Вторая задача, которая решается, также четко формализована - это развитие нефтехимического направления. Здесь реализуются два крупных проекта общей стоимостью порядка 7 миллиардов долларов. Это - строительство огромного интегрированного газохимического комплекса на западе страны в нефтегазоносных провинциях, а также производство на базе модернизированных нефтеперерабатывающих заводов различных нефтехимических компонентов. «Казатомпром» – тоже известная компания, третья компания в мире по объемам и добыче урановой руды. Эта мощная сырьевая база «Казатомпром» – основа для заключения технологических альянсов с ведущими производителями ядерного топлива в мире. И соответствующие работы эта компания также проводит.

<…> Можно привести много примеров, но самый первый уровень, на который сделана ставка, - это мобилизация потенциала национальных компаний.

Второй уровень связан с природными богатствами. Сегодня в нашем новом законе о недропользовании введена четкая норма: доступ к природным ресурсам только при условии дальнейшей глубокой переработки природных ресурсов в Казахстане или же паритетные инвестиции в несырьевой сектор. Можешь инвестировать не в переработку, допустим, добычу газа и нефти, тогда инвестируешь во что-то другое: либо в энергетику, либо в машиностроение, либо во что-то еще.

Третий механизм, он появился у нас в период кризиса – это политика казахстанского содержания. Закупки национальных компаний, закупки всех государственных органов должны быть конкретизированы и мобилизованы на развитие отечественного содержания. То есть в первоочередном приоритетном порядке мы размещаем заказы только там, где участвует казахстанский производитель. Сейчас на уровне всех государственных расходов эту работу координирует Министерство финансов, а на уровне всех национальных компаний - государственный холдинг «Самрук Казына». Начиналось это как антикризисная политика именно для того, чтобы поддержать нашу промышленность в период кризиса. Теперь это переросло в следующий шаг, появился такой эффективный инструмент как политика размещения долгосрочных заказов для организации новых производств. Сегодня мы работаем с французскими, итальянскими машиностроительными холдингами и концернами на условиях того, что мы готовы разместить долгосрочный заказ, если вы организовываете производство и берете на себя обязательства инвестировать в расширение этого производства и экспортировать продукцию за пределы Казахстана. Тут самый главный вопрос - это финансовая поддержка, т.е. где взять деньги для инициатив частного бизнеса и для реализации всех этих проектов. Здесь мы, безусловно, не умаляем роль частных инвестиций и крупного бизнеса. Особая ставка у нас делается на иностранные инвестиции. <…> Две сферы, на который заточена наша стратегия, это - индустриализация и человеческий капитал.

В период кризиса у нас появился еще один механизм – это поддержка предпринимательства. Мораторий на проверки МСБ - это не выход, а просто антикризисная мера. Поэтому в течение моратория, который действовал на 2008-2009 гг., была поставлена задача, во-первых, жестко упростить разрешительную систему, снять все ненужные ограничения и барьеры, отменить ненужные разрешительные процедуры, которые на различных этапах не дают развиваться малому и среднему бизнесу. Вторая задача заключалась в упорядочении контрольных функций в государстве, то есть, резко сократить количество, возможности для проведения различного рода проверок контролирующими органами. Эта задача решена. Были применены инновационные подходы, которые мы позаимствовали в основном у стран Европейского Союза.<…>

Очень большой блок был связан с финансовой поддержкой. В период кризиса мы проводили пакет финансовых стимулирующих мер для малого и среднего бизнеса. И сейчас, в посткризисный период, понимаем, что все равно малый и средний предприниматель сегодня обременен долгами. Такого рынка сбыта как раньше у него нет. Возможности дешевого рефинансирования тоже нет. Государство ввело новый механизм - «Дорожная карта бизнеса 2020». Она заключается в том, что мы совместно с банками садимся за стол переговоров, оцениваем все кредитные досье предприятий малого и среднего бизнеса вне добывающего сектора, рассматриваем, какие из них могут быть жизнеспособными. То есть, ведем трехсторонний диалог. С одной стороны - банк, от лица государства - наше Министерство, третья сторона - предприниматель. Вырабатывается какой-то согласованный между предпринимателем и банком план реструктуризации этого долга, план оздоровления этого предприятия. И в этом случае государство, то есть наше Министерство открывает линию финансирования, позволя
ющую банку, во-первых, пролонгировать кредит, субсидировать ставку, снизить ее для предприятий малого и среднего бизнеса.

Эта программа сейчас в работе и будет запущена со второй половины 2010 года, но уже сейчас она находит в рядах предпринимателей живой отклик. Мы понимаем, что других предпринимателей нам взять неоткуда, с неба они у нас не свалятся и другие предприятия не появятся. Потерять этот слой было бы непростительно. Поэтому все жизнеспособные, готовые работать прозрачно, показывать реальную ситуацию на своих предприятиях и выработать план оздоровления, получат поддержку государства.

Была затронута налоговая реформа. Действительно, в 2009 году был принят достаточно большой пакет налоговых мер - больше в рамках антикризисной программы, но сегодня он работает уже на «посткризис». Несмотря на то, что 2009 год был достаточно сложным по бюджету и по доходам для республики, мы пошли на достаточно широкое бюджетное фискальное расширение в части снижения КПН. У нас был корпоративный подоходный налог на уровне 30 процентов, и мы его резко снизили на уровень 20 процентов для всех предприятий республики. И одновременно НДС был снижен. Но он у нас последовательно ежегодно снижается, поэтому сегодня НДС в республике только 12 процентов. По разным оценкам, в кризисный 2009 год это позволило нам высвободить около 5 миллиардов долларов США, и фактически оставить их на руках у предпринимателей, что составляет примерно 3,5-4 процента от ВВП. Сейчас обсуждается вопрос о том, надо ли дальше снижать корпоративный подоходный налог для оживления предпринимательского климата, создания стимула для инвестиций и реализации нашей программы индустриализации.

Сам механизм нашей программы состоит из конкретных проектов, которые ранжируются согласно экономической и социальной приоритетности, готовности к реализации. Эти проекты получают поддержку со стороны государства.

Так как сама программа направлена не только на индустриализацию, но и на научно-технологическое развитие, в 2008-2009 году мы подготовили и сейчас проводим достаточно много реформ в сфере научной политики. Я плохо знаком с тем, как это работает в России, но у нас научная система застряла посредине между советской и рыночной моделью. В итоге сложилась такая ситуация, когда государство все еще выделяет огромные деньги на финансирование научно-технических работ. В тоже время никакой связи с этими затратами и с потребностями реального бизнеса уже нет. <…> Вот эту проблему мы попытались решить, и определенные реформы в этой сфере были предприняты. Что мы видим основной целью в технологическом развитии? Наша задача – это через 5-7 лет выйти на рынок с чисто казахстанским по технологии продуктом. Эта задача будет реализовываться через межотраслевой план научно-технического развития, который сейчас разрабатывается Министерством индустрии и новых технологий нашей Республики. Мы должны четко понять: в пятилетнем разрезе мы должны достигнуть технологической компетентности в ряде сфер, в 10-летнем разрезе - выйти с этими продуктами на какой-то понятный и четкий для нас рынок.

Еще одним из таких достаточно интересных для Казахстана, и наверное, для России направлений посткризисного развития – это региональное развитие. Казахстан – большая страна, как следствие - огромные затраты на инфраструктуру, достаточно неравномерное развитие по регионам. И задача в том, как нам капитализироваться на тех полюсах роста, которые сформировались. То есть, Алматы и Астана – два очень быстро и динамично развивающихся города. И они, конечно, уходят в отрыв, в то время как регионы продолжают отставать, хотя экономический потенциал регионов значителен. Ответа пока нет, поиск решений ведется.

Ну, и, на мой взгляд, самое главное – это предпринимательский климат. Мы уже говорили о тех мерах поддержки, о тех инициативах, которые у нас проводятся. Еще одна очень важная для нас задача – как обеспечить инвестициями нашу программу, добиться снижения оттока капитала, именно создать такие условия для репатриации. <…>

Если мы сможем решить эту задачу в ближайшие годы, это позволит нам реинвестировать обратно в экономику Республики Казахстан достаточно существенный объем финансовых ресурсов.

Наша Программа формализована в нескольких документах. Это – «Стратегия 2020», совсем недавно принятый и разработанный документ. В ней два этапа: первая пятилетка до 2015 года и вторая – до 2020 года. Там изложены все конкретные индикаторы, которых мы должны достичь в течение 5 и 10 лет. И в реализации, и в достижение этих индикаторов разрабатываются уже конкретные отраслевые программы. Государственная программа форсирования индустриального инновационного развития, программа развития образования, программа развития здравоохранения – три ключевых компонента нашей стратегии до 2020 года.

http://video.yandex.ru/users/kparshin/view/14/?cauthor=kparshin&cid=2

Институт Посткризисного Мира