Отзывы и комментарии
07.04.10

Из выступления на Круглом столе "Модели посткризисного развития: шансы для России"

Автор: Алексей Дрозжилов, управляющий резервными фондами Центрального Банка РФ

Я хотел бы несколько развернуть тезис Андрея Афанасьевича <Кокошина> относительно важности того, что он называет индикативным планированием, а я бы назвал мягким, но очень последовательным благотворным вмешательством регулирующих государственных структур в процесс развития экономики. И для того, чтобы это проанализировать, необходимо понять, что такое кризис с точки зрения инвестиций.

Кризис, происходящий на протяжении последних трех лет, - не что иное, как результат совершенно неправильного распределения капитала. <…> Теперь острая фаза этого события в различных странах уже худо-бедно преодолевается. <…> По оценкам МВФ, на протяжении следующих пяти лет темпы роста ВВП в Европе составят порядка от 0,6 до 1 процента, в США - порядка 2-2,5%. А вот темпы роста мировой экономики - 3,9-4,3%. Учитывая, что вес оставшейся доли мирового хозяйства меньше, это дает эффективный рост стран «третьего мира» и бывшего «второго мира», то есть российского лагеря, - где-то порядка 7-10 процентов в год. Поэтому я могу успокоить всех собравшихся и сказать, что на протяжении следующих 5-10 лет денег будет много - и этот процесс уже начинается. Т.е. наиболее крупные инвестиционные фирмы существенно увеличивают инфраструктуру, рассчитанную на этот «промышленный» перевод денег из развитых стран в развивающиеся, и связано это вот с чем. Дело в том, что совершенно чудовищный рост американского государственного долг
а (за последние примерно полтора года – на $1,5 трлн) имеет еще своего «двойника», а именно - полное прекращение банковского кредитования. За последний год величина, на которую упали банковские займы США, составляет порядка $750 млрд. Если к этому мы прибавим еще ипотеки, которые идут отдельной графой, кредитные карточки и прочие мелочи, это примерно составит ту же самую величину. То есть, величина долга в экономике не только что не увеличилась, она уменьшилась. В финансах это называется таким замечательным термином как «crowding-out», то есть, государственный долг заменяет долг частный. Но долг частный в отличие от государственного долга – это «хороший долг», потому что он позволяет любому предприятию значительно эффективней распоряжаться каждым долларом, имеющимся в капитале за счет применения финансового рычага. Ситуация заключается в том, что банковская система в массе своей при этом не исчезла. То есть исчезли отдельные наиболее яркие представители, но банковская система США существует и прекрасно себя ч
увствует. В ней накоплена совершенно сумасшедшая ликвидность за счет того, что деньги всех фондов, предназначенные для спасения экономики, просто-напросто осели на счетах и сейчас не двигаются в промышленность. У нас тоже так, но по другой причине. И любой минимальное улучшение ситуации сейчас вызовет просто потоп движения этих фондов, поскольку, как известно, капитал всегда двигается туда, где лучше, где ему дают большую возможность зарабатывания денег. И, в принципе, этот процесс уже начнется в течение 2010 года. И дальше мировая экономика попадает ровно в ту же самую ловушку, в которую она попала до этого. В силу особенностей частной модели экономики, - поскольку капитал всегда ищет, где лучше, - нет абсолютно никаких гарантий того, что этот вновь возникший в странах третьего мира капитал не будет направлен туда, где он мог бы быть применен наилучшим образом для увеличения совокупного национального продукта. Если мы переведем эту ситуацию в плоскость инженерную, то это примерно аналогично системе, которая
действует в ручном управлении и в системе автоматической. То есть, система обратной связи автоматическая. Рынок является системой самостабилизирующейся в классическом понятии Адама Смита, но при этом издержки переходного процесса могут существенно нарушить любую ткань: экономическую, социальную, политическую и прочую. Эффекты могут весьма неприятными. Введение вот этих элементов ручного управления в виде большей вовлеченности каких-то государственных, экспертных и прочих органов в распределение капитала, вообще говоря, является разумным и желательным итогом этого кризиса. В каких формах это будет выступать? Мне кажется, что вот этот доклад и последующее обсуждение будет весьма важным этапом в выработке формы или, как сейчас принято говорить, «Дорожной карты», которая позволит найти наиболее приемлемый путь к подобной вовлеченности квази-государственных структур в руководство экономикой.

Высказанная точка зрения заставляет задуматься. По крайней мере, некая финансовая безысходность, которая наметилась в этом году, судя по всему, еще продержится некоторое количество лет и в глобальной экономике. Но вот один из таких потенциальных реципиентов свободных финансовых ресурсов и свободной ликвидности – это малый и средний бизнес.

http://video.yandex.ru/users/kparshin/view/16/?cauthor=kparshin&cid=2

 

 

Институт Посткризисного Мира