СМИ о кризисе
10.08.11

Америка и Европа: кто опаснее для мировой экономики?

Time (США) (перевод)

Автор: Майкл Шуман (Michael Schuman)

В последние дни Соединенные Штаты находятся в перекрестье прицела всего мира. Политические склоки в Вашингтоне породили договоренность по долгам, которую мир критикует, называя недостаточной и неполной. Агентство Standard & Poor's понизило американский кредитный рейтинг, вызвав тем самым обеспокоенность относительно состояния здоровья самой важной в мире экономики. Медленные темпы роста в США ставят под угрозу подъем экономики во всем мире. Хаос с ценными бумагами на Уолл-стрит превратил рынки от Лондона до Сеула в крутые американские горки с чередующимися взлетами и падениями. Сегодня легко и просто злиться на Америку из-за мировых экономических недугов. Наверное, лучше всего эти настроения выразила китайская газета Global Times в заголовке своей опубликованной на днях статьи: «Мир должен пнуть Америку под зад».

Да, Соединенные Штаты в последние дни вызывают огромную неопределенность и сомнения. Но на мой взгляд, настоящая угроза мировой экономике таится в другом месте – в Европе. Если нас ждет новый финансовый кризис, то он, скорее всего, начнется в еврозоне, а не в Вашингтоне. И вот почему.

На макроэкономическом уровне сейчас можно говорить о том, что экономическая ситуация в Америке хуже, чем в Европе. Экономисты стремительно снижают свои прогнозные оценки роста в США на 2011 год, поскольку американский ВВП в первой половине года довольно сильно хромал. В Европе рост сдержанный. МВФ в конце июня поднял свои оценки роста по еврозоне до 2%. А как отметил недавно в своем отчете банк HSBC, состояние американских финансов на самом деле хуже, чем в зоне евро (если брать ее в целом):

Еще до финансового кризиса движение США в налогово-бюджетном плане было неустойчивым и неверным: старение населения в сочетании с непомерными социальными обязательствами требовало либо масштабного увеличения налогов, либо драконовских мер по сокращению расходов. Но кризис намного ухудшил ситуацию. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, дефицит федерального бюджета США, бюджетов штатов и местных бюджетов (А НЕ ТОЛЬКО федерального бюджета) вырос с показателя 2007 года в 2,9% ВВП до 10,6% в 2010 году. Если исключить выплаты по долговым процентам и провести корректировку на экономический цикл, то мы увидим, что так называемый первичный дефицит вырос с 1,5 до 7,0% ВВП, став самым большим в мире. А соотношение долга и ВВП подскочило с 62 до 93,6%. В еврозоне все гораздо лучше: средний показатель дефицита составляет 6% от ВВП, первичный дефицит 1,1% ВВП, а соотношение долг/ВВП примерно такое же, как в Америке, но растет оно гораздо медленнее.

Возможно, все это так и есть, но у США в данный момент есть одно огромное преимущество над Европой. Это преимущество заключается в запасе времени. Как это ни парадоксально, но мировое сообщество инвесторов в ответ на возникшую недавно финансовую сумятицу кинулось скупать американские долговые обязательства. Да, да – те самые облигации, чей рейтинг понизило S&P. А это говорит о том, что проценты по американским займам продолжают снижаться, что дает Вашингтону запас времени, дабы сосредоточиться и составить реальный план сокращения дефицита и восстановления темпов роста в США. С другой стороны, еврозоне везет гораздо меньше. Проценты по заимствованиям у ее самых слабых экономик из категории «свиней» (PIIGS), таких как Португалия, Ирландия, Греция, Испания и Италия, по-прежнему очень высоки. Это создает дополнительную нагрузку на правительства данных стран, заставляя их в огромной спешке осуществлять программы реформ, а также на остальные государства еврозоны, которые вынуждены принимать радикальные меры, дабы в
ирус не распространился.

Мы видели, что случилось на этой неделе. Европейский центробанк стремительно скупил итальянские и испанские долги на миллиарды долларов, понизив доходность их облигаций и облегчив долговой кризис. Это серьезное отклонение от обычной политики ЕЦБ. Но нам надо задать вопрос о том, насколько правильны действия банка, и насколько он дальновиден в таких действиях. Неясно, сколько еще он готов потратить ради укрепления рынка облигаций. Дело в том, что прошлые усилия ЕЦБ по скупке облигаций не дали долговременного эффекта. Так что Европейский центробанк вряд ли сможет самостоятельно справляться с этим кризисом на протяжении длительного времени.

А помощи ЕЦБ в ближайшее время ждать неоткуда. В еврозоне просто не хватает денег, выделенных на борьбу с долговым кризисом, и в ближайшем будущем картина здесь вряд ли изменится. Вините в этом эгоизм европейской политики. Если вы думаете, что Вашингтон все испортил, присмотритесь к тому, что происходит в еврозоне. Поскольку для принятия важных решений требуется согласие руководства всех стран еврозоны, добиться чего-то просто кошмарно сложно, особенно в связи с тем, что каждая страна должна думать, как политика еврозоны отразится на ее избирателях. Вот почему главного члена еврозоны Германию приходится пинками и окриками подгонять к принятию любых решений по урегулированию кризиса евро. Канцлеру Германии Ангеле Меркель грозит едва ли не бунт ее собственных сторонников из-за согласия на новые меры помощи. Поэтому-то она столь решительно отвергает призывы добавить денег в фонд спасения еврозоны, составляющий 1 триллион долларов. А без поддержки Германии ничего не произойдет.

В этом заключается еще одна причина того, почему Европа в большей опасности, чем Америка. Члены ЕС просто не хотят идти на те жертвы, которые необходимы для разрешения долгового кризиса. Да, в США существуют серьезные политические разногласия, но по крайней мере, все верят в то, что действуют в интересах единой страны. А необходимые реформы хотя и является болезненными, но относятся в основном к экономике. С другой стороны, Европе грозят фундаментальные политические и экономические перемены, если она не сумеет по-настоящему урегулировать свой долговой кризис. Ей понадобится такая мощная политическая и экономическая интеграция, о которой отдельные члены еврозоны пока думать не хотят. Эта интеграция может подразумевать реализацию радикальных реформ, напрямую влияющих на национальный суверенитет. Среди таких реформ – слияние бюджетной политики стран-членов и создание бюджетного союза сродни союзу денежному. Вот что пишет по этому поводу главный экономист HSBC Стивен Кинг (Stephen King) в вышедшем недавно отчете:

В конечном итоге, выживание евро зависит от создания некоего бюджетного союза…Создать бюджетный союз за одну ночь невозможно, но в качестве первого полезного шага можно пойти на согласование сроков формирования такого союза. В данный момент политическая воля отсутствует, но по мере усиления кризиса выбора просто не останется.

У США, по крайней мере, уже есть на руках инструменты для борьбы с экономическими напастями. А у Европы нет.

Вот мой вывод. В США разброд и шатание, и процесс экономического выздоровления какое-то время будет идти трудно. Но Америка далека от национального кризиса задолженности, и обычное снижение темпов роста в стране не может вызвать новый мировой крах. Однако мы вполне можем подумать о сценарии, в котором долговой кризис какого-нибудь крупного члена еврозоны, скажем, Испании или Италии, выйдет из-под контроля, а лидеры ЕС не захотят или не сумеют его остановить. Из-за этого европейский суверенный долг превратится в нечто ядовитое и заразное, подобно обеспеченным ипотекой ценным бумагам США во время краха 2008 года. Он раскачает европейскую банковскую систему, и круги от этого пойдут по всему миру. И тогда мы можем столкнуться с очередным отвратительным финансовым кризисом. Я не утверждаю, что такой сценарий обязательно осуществится. Я просто хочу сказать, что Европа в данный момент намного опаснее для мировой экономики, чем США.


Институт Посткризисного Мира