СМИ о кризисе
09.04.11

Нейтралы холодной войны теперь занимают сторону – робко

ABC News (США) (перевод)

Автор: Карл Риттер (Karl Ritter)

Шведские истребители ревут в небе над Ливией под командованием НАТО. Ирландия предлагает себя в качестве транзитного узла для развертывания американских военных в Ираке и Афганистане. Даже известная своей независимостью Швейцария направила своих миротворцев в Косово.

В последние две декады после окончания холодной войны многое изменилось для некогда нейтральных государств Европы. При отсутствии конфликта «Восток-Запад» в качестве точки отсчета, концепция нейтралитета была пересмотрена настолько, что можно утверждать – она потеряла свой смысл.

«Там полная неразбериха. Люди забыли понятие нейтралитета, что означает не занимать чью-либо сторону в военном конфликте», – говорит швейцарский исследователь проблем мира Даниэль Ганзер (Daniele Ganser).

Швейцария считается единственным по-настоящему нейтральным государством, оставшимся в Европе. Но и она тоже идет на компромисс, когда заходит речь об угрозе другим странам.

Швейцария, наконец, вступила в Организацию Объединенных Наций в 2002 году и с 1999 года направила около 200 миротворцев в Косово. Недавно она позволила союзным силам пересечь свою территорию и пролететь над своим небом по пути к миссии в Ливии. Правительство заявило, швейцарский нейтралитет не затронут, поскольку операция в Ливии была санкционирована Советом Безопасности ООН.

«На мой взгляд, это не совместимо с полной нейтральностью», – сказал Ганзер.

Швеция и Швейцария стали нейтральными странами в конце наполеоновских войн. Ирландия осталась в стороне от Второй мировой войны и закрыла свои порты для союзных конвоев. Австрия и Финляндия обратились к нейтральности после того, как были на стороне Германии в этой войне.

После падения «железного занавеса» все пять сблизились с союзом, который был одним из соперничающих блоков во время холодной войны – НАТО. Все присоединились к программе Партнерства во имя мира, объединяющей государства, которые не входят в альянс, и послали войска на службу в миссии НАТО на Балканах или в Афганистане.

Швеция укрепила свои связи с альянсом, отправив восемь истребителей для участия в воздушной кампании НАТО в Ливии – единственная из стран бывшей нейтральной группы, кто сделал это. Однако ее ограниченный мандат отражает двойственное положение Швеции при участии в сражениях в составе НАТО.

Шведские военные самолеты могут применить свое оружие только когда по ним откроют огонь, а такой сценарий вряд ли возможен, поскольку ПВО Ливии уже подавлена НАТО несколько недель назад. Шведские самолеты не могут атаковать наземные силы ливийского лидера Муаммара Каддафи.

Ове Бринг (Ove Bring), почетный профессор Шведского оборонного колледжа, говорит, что нежелание Швеции «идти до конца» показывает, что она все еще несет «ментальный багаж» традиции нейтралитета, который держал ее в стороне от войны в течение почти двух веков.

Не то, чтобы нейтралитет всегда был абсолютным.

Швеция разрешала немецким войскам проходить через ее территорию во время Второй мировой войны. Ирландия позволяла британским и американским военнослужащим, которые оказались на ирландской территории, быть репатриированными на британскую территорию Северной Ирландии. Немецкие экипажи потерпевших крушение самолетов Люфтваффе и затонувших подводных лодок подлежали интернированию в Ирландии без суда.

После распада Советского Союза Финляндия и Швеция негласно отказались от политики нейтралитета, по существу, больше не используя этого слова. Вместо этого они говорили о «неприсоединении» – они оставались вне военных союзов, что не исключало принятия стороны в конфликте.

А потом они перестали использовать и этот ярлык тоже.

«Мы не называем себя неприсоединившимся государством, мы также никогда не называем себя нейтральным», – сообщил Associated Press министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт (Carl Bildt) во время визита в Хельсинки во вторник.

По словам Бильдта, эти ярлыки не имеют смысла после того, как Швеция вступила в Европейский Союз в 1995 году вместе с Финляндией и Австрией.

С тех пор ЕС углубил сотрудничество по вопросам безопасности и обороны. Договор ЕС призывает все государства-члены оказывать помощь, если одна из них подверглась атаке, признавая при этом «специфику» членов с традицией нейтралитета.

Как же в таком случае называть страны, ранее известные как неприсоединившиеся?

Финский коллега Бильдта, Александр Стубб (Alexander Stubb), внес предложение. «Мы не нейтральная страна, и не были ею последние 20 лет. И мы не в военном отношении неприсоединившаяся страна, но мы страна, которая не входит в военный альянс, – рассказал Стубб агентству AP. – Я думаю, что есть недопонимание в некоторых странах, которое мы пытаемся исправить в течение длительного времени».

Австрия придерживается формы нейтралитета, хотя она также является членом ЕС и тесно сотрудничает с НАТО. В отличие от Швеции и Финляндии нейтралитет Австрии устанавливается законом.

Ирландия также позиционирует себя как нейтральное государство, хотя позволила Соединенным Штатам использовать аэропорт Шеннон для перемещения войск на пути в Ирак и Афганистан. Более 100 тысяч американских военных ежегодно проходили через Шеннон с 2001 года. Ирландской армии пришлось развернуть свои войска по всему периметру аэропорта в 2003 году после того, как защитники нейтралитета напали на самолет ВМС США с мясными тесаками.

Когда ему задали прямой вопрос по данному поводу, бывший премьер-министр Ирландии Берти Ахерн (Bertie Ahern) пояснил: нейтралитет Ирландии означает, что самолеты любой воюющей стороны могут приземляться в Шенноне и даже провозить боеприпасы или оружие, если получат специальное разрешение. Он сказал, что если иракские ВВС захотят приземлиться там, у него бы не было с этим проблемы.

«Кто угодно из любой страны может приземлиться в Шенноне. Мы гордимся тем, что наша экономика открыта для всех», – сказал он в 2003 году.

Общественное мнение по-прежнему твердо против вступления в НАТО во всех пяти странах, и ни одна, скорее всего, не сделает этого в ближайшее время.

Но все, кроме Швейцарии, настолько тесно связаны с альянсом в рамках совместных военных учений и международных миссий, что, как считают аналитики, очень мало отделяет их от действительного членства в НАТО.

«По сути ничто, – говорит австрийский аналитик по вопросам безопасности Герхард Карнер (Gerhard Karner). – В основном мы берем на себя все обязанности стран-членов, разве что мы не платим членские взносы».


Институт Посткризисного Мира