СМИ о кризисе
06.04.11

Последствия ливийской войны для НАТО

The American Conservative (США) (перевод)

Автор: Дэниэл Ларисон (Daniel Larison)

Николас Гвоздев привел оригинальный аргумент по поводу того, что Ливийская война значит для будущего НАТО:

«Однако и благодушие Москвы по поводу операции в Ливии и прохладное отношение к ней Варшавы становятся более понятными, если принять во внимание тот факт, что с точки зрения как России, так и Польши эта операция может стать поворотным моментом, определяющим будущее направление развития Североатлантического альянса.

Однако для НАТО это может стать своего рода Тильзитом. Как Наполеон Бонапарт заключил в 1807 году договор с Александром, прекративший продвижение Франции на восток и позволивший Парижу сфокусироваться на южных направлениях империи, так и ливийская операция может стать для альянса первым шагом к фактическому отказу от восточной экспансии. В рамках этой концепции можно сделать вывод о том, что стабилизация Балтийского бассейна завершена: Европа достигла своих естественных границ на Висле и на западном побережье Черного моря, и настало время взглянуть на юг.

Поступая так, НАТО фактически признала бы, что режим статус-кво, установившийся на пограничных территориях между Европой и Россией после того, как при президенте Викторе Януковиче Украина стала претендовать на «нейтральный статус» и искать сбалансированных отношений с Москвой и Западом, склонен сохраниться. Кроме того, сдвиг оси НАТО с направления «восток-запад» на направление «север-юг» снижает значение черноморских «плацдармов» Запада: Если будущее альянса лежит в Средиземноморье, а не на равнинах Евразии, то, например, такая стремящаяся в НАТО страна как Грузия становится для него, скорее, периферийным фактором».

Если Гвоздев прав, то для Ливийской войны может появиться небольшой луч надежды в том, что Россия может начать воспринимать НАТО как меньшую угрозу, вопрос расширения альянса на восток вообще уйдет с повестки дня, а потенциальные члены НАТО окажутся в безвыходном положении. Опять же, с другой стороны, я бы указал на то, что всего через пять лет после Тильзитского мира Наполеон вторгся в Россию, так что для России или для США может оказаться не столь обнадеживающим и воодушевляющим вариантом – думать о Ливийской войне таким вот образом. Стоит взять аргументы Гвоздева вместе с теми, которые приводил на прошлой неделе Гидеон Рахман, и вещи начнут выглядеть несколько по-другому. Если Ливия – «последний парад» для политики западного гуманитарного вмешательства, возможно, она станет также и последней натовской операцией «за пределами зоны своей ответственности» и будет знаменовать собой последний раз, когда власти нескольких ведущих стран НАТО хотят и могут координировать военные действия за пределами Европы.

Американцы, в основном, озабочены тем вопросом, в какой степени США могут на самом деле отстраниться от Ливийской войны и «передать» войну НАТО, но нельзя не сделать акцент на том, что НАТО как альянсу еще меньше дела до Ливии, чем какому-либо из правительств стран-членов альянса в отдельности. Уже два десятилетия НАТО является силой, претворяющей в жизнь определенные миссии ООН, а также полезным форумом, площадкой, которая позволяет обходить ООН, когда это требуется, но при этом предполагался он как чисто оборонительный альянс. У государств-членов нет ни политических, ни юридических обязательств по отношению к союзникам, когда те решают предпринять военные действия по какой бы то ни было причине, кроме как сопротивление нападению. Мысли о том, что США «обязаны» другим странам НАТО продолжать участвовать в войне в Ливии ради авторитетности альянса – неубедительны.

Хуан Коул (американский ученый-историк, специализирующийся на Ближнем Востоке) поставил следующие вопросы перед Гленном Гринвальдом (американский юрист, журналист и блогер), но я попытаюсь ответить на них:

«Итак, мой вопрос следующий: учитывая, что такие союзники по НАТО как Британия и Франция так настаивали на выполнении своих обязательств перед ООН в отношении Ливии и на привлечении к этим усилиям других союзников по НАТО, стоит ли разрушать НАТО и уничтожать давние альянсы Америки ради того, чтобы полностью устраниться от событий в Ливии? Стоит отметить, что даже Турция, которая изначально была против участия НАТО в этой операции, в конце концов согласилась на это и даже предложила патрулировать ливийские порты в качестве части своих обязательств перед этой организацией?»

Британия и Франция настаивали на получении санкции ООН для военной операции, которую они уже готовились проводить. Франция вообще не хотела привлекать НАТО, потому что, как она заявляла, это могло разозлить власти арабских стран, а также не хотела передавать контроль альянсу, потому что Саркози опасался, что это повредит операции, так как привлечет к ней правительства, выступающие против свержения Каддафи. В то же самое время Италия не позволила бы использовать свои базы для этой военной операции до тех пор, пока к участию в ней не приступил бы НАТО. Это был способ обеспечить Берлускони политическое прикрытие, в процессе осуществления действий, которые на самом деле он не хотел предпринимать – теперь он мог заявить, что это было сделано ради альянса. Некоторые другие правительства стран НАТО, особенно Норвегия, настаивали на участии только в составе миссии именно НАТО.

Британия также выступала за передачу операции под контроль НАТО, но это был скорее практический вопрос, нежели что-то еще. Германия подчеркнуто отказалась поддержать миссию НАТО напрямую, но при этом не хотела навредить своим отношениям с другими союзными странами, и вместо этого согласилась переключить ресурсы на Афганистан, чтобы высвободить силы других государств для ливийской кампании. Турция не выполняет свои обязательства перед НАТО по обеспечению действия эмбарго на поставки вооружений; она выполняет ту часть резолюции ООН, которая призывает к введению эмбарго на поставки оружия в Ливию – подчеркну, не НАТО, а ООН. Турция остается против участия в обеспечении режима бесполетной зоны и не будет иметь ничего общего с бомбардировками сил Каддафи. Передача войны под контроль НАТО стала приемлемым компромиссом для Турции, потому что Эрдоган хочет удостовериться, что вмешательство не выйдет за пределы изначального мандата. Саркози по той же причине выступал против натовского контроля.

После принятия резолюции Совета Безопасности ООН номер 1973 Франции и Великобритании не требовалось НАТО для того, чтобы делать то, что они делали. Им нужны были Соединенные Штаты для первоначальных ударов по силам Каддафи. Переключение на контроль НАТО – это политическое решение, направленное, в основном, на то, чтобы обеспечить прикрытие для Италии, чтобы та продолжала поддерживать миссию и предоставлять базы, а также для США, чтобы те могли уменьшить свою роль в конфликте. Не беря американское участие в Ливии, сложно понять, зачем или как НАТО могло бы оказаться вовлечено в это дело как организация. В отсутствие участия США Франция и Британия осуществили бы миссию по большей части самостоятельно.

Если бы США полностью воздержались от участия в Ливийской войне, сомнительно, чтобы они требовали принятия резолюции Совета Безопасности номер 1973, и тогда Франции и Британии пришлось бы решать, хотят ли атаковать Ливию без резолюции ООН. В случае, если бы США поддержали резолюцию, но отказались участвовать в миссии, это вызвало бы легкую напряженность в отношениях с Францией и Великобританией, но лишь временную. Если бы США участвовали не столь активно в первой фазе боевых действий в первые недели войны, маловероятно, чтобы НАТО как альянс вообще позвали участвовать.

Не стоял вопрос о расколе на части или разрушении НАТО из-за неучастия США в Ливии. Гораздо бОльшую опасность для альянса в Ливийской войне несет передача ему ответственности в войне. НАТО уже было достаточно сильно расколото по вопросу о вмешательстве в Ливии, и чем дольше затягивается миссия, тем больше будет напряженность внутри альянса. В конечном счете, три крупнейших силы в НАТО сделали свои ставки, играя с будущим альянса на полях североафриканской гражданской войны, которая не представляла реальной угрозы безопасности ни одного государства-члена альянса. Если мы взглянем на вещи как они есть, мы увидим, что именно участие в Ливийской войне угрожает единству и будущему НАТО. Аргументы о том, что США должны были вмешаться ради альянса, не выдерживают критики. НАТО вообще никогда бы не вмешалось без США, точно так же как авторитет ООН ни в коем разе не был бы поставлен на карту, если бы США, Франция и Британия не настаивали на принятии резолюции по Ливии. Это союзники по НАТО идут навстречу США, забирая
у них контроль за операцией, так что идея о том, что США «поддерживают» их в ответ на их присутствие в Афганистане вряд ли может восприниматься серьезно.


Справка: Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), бывший редактор издания "The National Interest", специалист по проблемам внешней политики, профессор в области национальной безопасности Военно-морского колледжа США (The U.S. Naval War College)


Институт Посткризисного Мира