СМИ о кризисе
21.11.10

Неуверенный альянс

Der Spiegel (Германия) (перевод)

Автор: Ральф Нойкирх (Ralf Neukirch)


НАТО превозносит принятые на саммите в Лиссабоне решения как «исторические». Однако в памяти от всего этого сохранится немного. На насущные вопросы – терроризм, кибер-атаки, Иран, Афганистан – Альянс не дал надлежащих ответов. Пакт, призванный обеспечить уверенность, скрывает свою собственную неуверенность.
Саммит НАТО в Лиссабоне был историческим, и с этим все были согласны. Это слово чаще всего можно было услышать в коридорах Конгресс-центра португальской столицы. Новая стратегическая концепция, сотрудничество с Россией, приверженность делу разоружения – все это в какой-то мере имеет «историческое значение», если говорить словами федерального министра иностранных дел Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle).

С реальностью внутри Альянса эта оценка имеет мало общего. НАТО провела встречу в верхах в Лиссабоне, так как ее старые концепции для новых угроз – терроризма, кибер-атак, Ирана – не подходят. Соответствующего ответа на перечисленные вопросы у этой организации все еще нет. Что может сделать военный союз против террористов-смертников? Когда нападение с использованием компьютерного вируса становится тем действием, от которого надо защищаться? НАТО – это союз неуверенности, что и было продемонстрировано в Лиссабоне.

Ни одна тема не подтверждает это так наглядно, как Афганистан. Ясно только то, что члены НАТО, исходя из внутриполитических причин, хотят как можно быстрее прекратить свое участие в этой злосчастной войне. Вывод войск должен начаться в 2012 году, а в 2014 году он должен быть завершен. Это послание было сформулировано в Лиссабоне. Оно во многом связано с настроениями, существующими у населения таких стран как США, Великобритания или Германия, где большинство людей отвергают эту войну. Это в их адрес направлен сигнал о том, что окончание участия в этой военной кампании уже не за горами.

К политической и военной ситуации в самом Афганистане эти игры с цифрами не имеют никакого отношения. Положение там существенным образом не улучшилось. Вызывает большие сомнения способность афганского правительства гарантировать в будущем стабильность.

А что произойдет в том случае, если общественный протест против войны в Афганистане будет усиливаться, а ситуация в этой стране не будет улучшаться? Будет ли эта страна предоставлена сама себе? Или ответственным политикам хватит смелости для заявления о том, что участие окажется более продолжительным, чем предполагалось? Такие вопросы члены НАТО в Лиссабоне себе вообще не задавали.

Москва мечтает о европейско-американском расколе

Также неясно, как будут складываться отношения Альянса с Россией. Отрадно, что российский президент Дмитрий Медведев посетил Лиссабон для того, чтобы подтвердить свое желание сотрудничать с бывшим противником. Но никто не может утверждать, что этот широкий жест может служить основанием для улучшения отношений. Еще не настало время для того, чтобы провозгласить наступление новой эры в отношениях с бывшим заклятым врагом, как это сделали некоторые в Лиссабоне.
Москва все еще надеется на то, что ей удастся вбить клин между Соединенными Штатами и Европой. Сторонники жесткого курса в российском руководства мыслят в категориях холодной войны. Они хотят обеспечить контроль России над ее непосредственными соседями и по-прежнему продолжают видеть в НАТО угрозу. Западные дипломаты гадают над тем, насколько сильны эти консерваторы, к числу которых, в частности, принадлежит российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Совершенно открытым также остается вопрос о том, поддерживает ли российский премьер-министр Владимир Путин предлагаемый Медведевым курс.

Но не только на российской стороне имеется много знаков вопроса. Сама НАТО расколота. Немцы, французы и итальянцы настроены на более тесное сотрудничество с Москвой. Восточные европейцы и Великобритания проявляют предельную осмотрительность.
Угроза осторожному сближению с Москвой также исходит из Вашингтона. Победа республиканцев на выборах в Конгресс вновь поставила под сомнение перезагрузку в российско-американских отношениях, которую провозгласил президент Барак Обама. Если республиканцы не ратифицируют договор СНВ об ограничении стратегических наступательных вооружений, то ситуация рискует вернуться к прежней конфронтации.

Лучше неуверенность, чем нежелание

Новое партнерство с Россией должно пройти испытание в процессе реализации образцового проекта НАТО, предусматривающего создание противоракетного щита для Европы. Пока он существует только как заявление о намерениях. Это очень дорогая система, развертывание которой предполагается в то время, когда во всех странах наблюдается недостаток денег на оборону. А готовы ли русские сотрудничать в этом вопросе с НАТО, или они только пытаются затянуть реализацию этого проекта, покажет время. Оставим пока в стороне практические проблемы такого рода сотрудничества, в том числе, например, обмен информацией.

На фоне такого рода проблем достаточно наивными представляются бесконечные споры немцев и французов по вопросу о том, только ли дополняет противоракетная оборона ядерное устрашение или частично его заменяет. Это те вопросы, которыми такие политики как Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) и Николя Саркози хотели бы воспользоваться во внутриполитических целях. Решение о том, будет ли продолжаться разоружение, в любом случае будет приниматься не в Берлине, не в Париже и не в Брюсселе, а в Вашингтоне и в Москве.

НАТО, завершив саммит, оказалась не мудрее, чем в момент его начала. И, тем не менее, эта встреча не была напрасной. Пусть члены Альянса не уверены в том, как они будут справляться с сегодняшними и будущими вызовами. Но они по крайней мере полны решимости попытаться справиться с ними общими силами. Значительно хуже неуверенной НАТО был бы Альянс, утративший желание действовать сообща.

Оригинал: Das Unsicherheitsbündnis
http://www.spiegel.de/politik/ausland/0,1518,730284,00.html

© REUTERS/Yves Herman


Институт Посткризисного Мира