Презентации, публикации
18.10.10

Европейские горки

Fundmarket (Украина)

Автор: Олеся Сафронова, ІМК

На минувшей неделе российский Институт посткризисного мира – независимый аналитический центр, созданный в Москве почти два года назад – опубликовал весьма занимательный труд под названием «Реконструкция Европы». Доклад, посвященный недалекому и очень непростому будущему Старого Света, интересен уже тем, что в его основе – исключительно экспертные заключения и утверждения без политической «благонадежности» или «конъюнктурности». Экспертами выступили экономисты, журналисты, общественные деятели (всего 245 человек) из 35 стран мира. Стало быть, объективности исследованию не занимать, а сделанные выводы (и тут даже спорить нечего!) – весьма недурственная пища для размышлений всем тем, кто еще лелеет мечту о большом и уютном европейском доме с границами близ Ирана или Китая.


Развал, раскол, «междусобойчик»?

В ходе исследования, которое, по большому счету, стало своего рода социологическим срезом знаний и настроений экспертного сообщества, респондентам предлагалось ответить на несколько вопросов – о последствиях кризиса, о степени разобщенности ЕС, о проблемах европейской безопасности и, естественно, о сотрудничестве с НАТО и восточными соседями, в частности Украиной. К удивлению многих, дела Альянса и перспективы дружбы с постсоветскими государствами экспертов особенно не «рассорили». Чего не скажешь о прогнозах развития ЕС на ближайшие 10 лет. Тут спектр мнений оказался предельно широким: одни предрекли Евросоюзу полный крах, другие – наоборот, временную «консервацию» в нынешнем состоянии и последующий рост. Даром, что таких оптимистов – немного.

«Это самый глубокий кризис в современной истории – не только по силе воздействия на экономики стран Европы, но и по глубине преобразований, которых он от Европы потребует, – подчеркнул американский экономист Леонид Вальдман. – В определенном смысле можно сказать, что он может стать кризисом европейской модели цивилизации». На что директор Европейского совета по внешним отношениям Марк Леонард заметил: «Считается, что время Европы давно минуло. Ее недостаток общей идеологии, ее разделенность, чрезмерное внимание к правовым системам, нежелание применять военную силу и склеротичная экономика резко отличают ее от США, которые стали более доминирующими, чем когда-то Рим... Но проблема заключается не в Европе – проблема в нашем устаревшем понимании того, что такое сила».

Как отмечают составители упомянутого выше доклада, главным событием для Европы первого полугодия 2010 г. стало решение греческой проблемы. В мае Греция избежала дефолта по 300-миллиардному государственному долгу и обязалась осуществить широкую программу экономии – от государственных расходов до изменений в трудовом законодательстве. Однако спасение Греции обернулось, во-первых, финансовым «пожаром» на фондовых рынках, во-вторых, фактической потерей влияния Евросоюза. Более того, долговой «опыт» слишком быстро переняли другие европейские государства, и потому вместо того, чтобы сегодня выступать в роли сверхдержавы, ЕС отчаянно пытается не потерять позиции в мировых рейтингах.

«Европа в нынешний кризис принесла миру как минимум три крупных разочарования. Во-первых, страны «старого ЕС» считались оплотом надежности и несомненными обладателями высших кредитных рейтингов. Возможность дефолтов в Западной Европе шокировала рынки. Во-вторых, Маастрихтские критерии, казалось, гарантировали единство бюджетной политики, необходимое для зоны единой валюты. Кризис разбил эту иллюзию и обнажил проблемы дефицитов и долгов. Оказалось, что реально ЕС очень далеко до единых стандартов бюджетной политики. В-третьих, кризис выявил слабую управляемость ЕС. Проблемы начали решаться только после крайнего обострения и решались медленно, сопровождаясь спорами и скандалами», – говорится в докладе.

Корень зла, как утверждают эксперты, – в конфликте интересов стран ЕС. Удручает, к примеру, чрезвычайно слабое лидерство: Евросоюзом руководят «второсортные марионетки-бюрократы». Неясна и двусмысленна система управления в ЕС. А повсеместная политкорректность в отношении нравственных ценностей и принципов, расплывчатость формулировок и приоритетов обуславливают разность интерпретаций одного и того же высказывания от страны к стране. Наконец, немаловажным является и показатель конкурентоспособности. Фактически «на уровне» сегодня пребывают шесть из 27 государств ЕС – Швеция, Финляндия, Нидерланды, Люксембург, Германия и Австрия. Это говорит лишь о том, что рано или поздно усиливающийся экономический раскол между более конкурентоспособными и менее конкурентоспособными странами Европейского Сообщества даст о себе знать. А масла в огонь наверняка подольет демографический спад и увеличение количества мигрантов, далеко не всегда готовых перенять общепринятые «европейские ценности».

Принимая все это во внимание, самым оптимистичным прогнозом развития ситуации на ближайшие 10 лет выглядит сценарий «консервации», согласно которому никаких принципиальных изменений в жизни Старого света ждать не следует. Вот только будет ли это «во благо» или «во вред» – непонятно. Равно как непонятной представляется пока степень возможной поляризации государств ЕС. «Вероятнее всего – тренд «Поляризация», но не столько с удалением из еврозоны слабых государств, сколько с лишением их равноправия в принятии стратегических решений», – уверен Андрей Черепанов, директор НУ «Проект национального развития». С ним согласна и Ирина Семененко, д.пол.н., зав. сектором Центра сравнительных социально-экономических и социально-политических исследований ИМЭМО РАН: «Разные скорости развития могут способствовать формированию внутри большого региона Евросоюза нескольких кластеров, конфигурация которых не совпадет с границами государств, а может включать, например, близкие по типу развития группы регионов с сильным центром (ил
и группы государств). Это регионализация внутри ЕС».

И ведь что любопытно, ряд европейских политиков, включая президента Франции Николя Саркози, давно подчеркивали явно политический характер присоединения к ЕС новых членов. Вот только решение одной политической проблемы неизбежно породило другую: страны «новой» Европы быстро превратились в проводников американского влияния в Старом Свете и в известной мере противопоставили себя странам Европы «старой», не преминувшей щелкнуть «новичков» по носу при первой же возможности – достаточно вспомнить просьбы Венгрии в оказании финансовой помощи и фактический отказ ей со стороны той же Германии.

Прибавьте к этому активизирующиеся сепаратистские настроения внутри ЕС (в Бельгии, Испании, Северной Ирландии, Шотландии, Франции и даже Италии), и картинка получается та еще.

 

Дорога на Восток

Определенным спасением и толчком к дальнейшему развитию, по мнению аналитиков, может стать развитие восточного вектора ЕС, а точнее оси – Брюссель-Пекин и Брюссель-Дели. «У Европы есть интересы, которые расходятся с интересами Америки. А вот страны БРИК все чаще ищут друзей в Европе... Существует возможность формирования новой системы координат: ЕС образует стратегический союз с некоторыми из новых развивающихся экономик, таких как Китай, Индия, со всеми их денежными средствами», – утверждают авторы доклада.

Не сбрасывают со счетов и возможность присоединения к ЕС новых участников из числа государств СНГ. Правда, в пользу этого сценария высказываются лишь 49% опрошенных экспертов. Из них 24% верят, что «счастливчиком» будет именно Украина. «Ориентация на Европу – пожалуй, единственный на сегодня серьезный фактор, не разделяющий, а объединяющий украинские элиты. Таким образом, европейская идея обретает политический смысл прежде всего внутри самой Украины. Идея «прорваться в Европу» определяет внутренние процессы в этой стране, предохраняя ее от раскола и свертывания демократических институтов и завоеваний», – говорится в докладе. Однако эйфории по этому поводу испытывать не следует: размытость критериев «идентификации» в вопросе необходимых условий для вхождения в ЕС делает любые разговоры о перспективах членства беседами «от лукавого».

Кстати, в пользу этого утверждения говорит и то, с каким «рвением» эксперты готовы зачислить Украину в участники НАТО. Формально, «за» членство нашей страны в Блоке, согласно опросу, высказались 57% респондентов. Вместе с тем, примерно столько же экспертов высказались за скорейшую реформу самого Блока и перераспределение в нем сфер влияния с последующим выделением системы непосредственно европейской безопасности. Иными словами, НАТО в его нынешнем виде европейцам не очень-то и нужно, даже несмотря на то, что примерно 54% опрошенных экспертов назвали работу Альянса в целом эффективной. Посему будет Украина в Блоке или нет – не так уж и важно с точки зрения наших общеевропейских перспектив.

Впрочем, нам, а в большей степени, как ни странно, самим европейцам, как в пословице, – и так не до жиру. «Сегодня наиболее вероятен выбор между концентрацией сил внутри Старого Света и внешней экспансией. Оба направления чреваты своими специфическими рисками и значительным системным риском, связанным с тем, что на реализацию любого мегапроекта может не хватить финансовых и кадровых сил. Но альтернатива превращения в периферию современного мира для Европы еще рискованней. Европейский проект находится в том неравновесном состоянии, когда невозможно состояние «покоя»: либо решительная экспансия, либо «откат» и постепенная деградация», – утверждают знатоки. Стоит ли сомневаться в их словах?

Источник: Fundmarket (Украина)

Институт Посткризисного Мира