Презентации, публикации
20.04.10

Административный ресурс

Посткризисный период предъявляет высокие требования к госаппарату

Группа экспертов из 57 стран решила подвести итоги глобального кризиса и заодно разобраться, какие факторы станут определяющими в посткризисный период развития.

В итоге выяснилось, что главным показателем остается «административный ресурс», в хорошем смысле слова. Интересными оказались и другие экспертные выкладки, которые газета «Литер» попыталась измерить «казахстанским аршином». Оказалось, что одних индикаторов республика начала придерживаться еще до кризиса, другие были перечислены в недавнем послании президента народу Казахстана. Вывод напрашивался сам собой: республика движется в верном направлении.

Не так давно в российской столице состоялась крупная конференция на тему «Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус», в ходе которой ее участники пытались спрогнозировать контуры будущего.

В итоге большинство экспертов сошлись на том, что определяющим фактором станут эффективный «административный ресурс», демографические показатели и макроэкономические индикаторы.

В каком направлении должна развиваться страна, чтобы добиться успеха, и какие задачи ей следует преследовать в посткризисный период? На эти вопросы решили найти ответы представители Института посткризисного развития (Россия). Для этого они провели опрос, в котором приняли участие 247 экспертов в сфере экономики, политики и международной безопасности из 53 стран. В итоге получилась 130-страничная брошюра, на страницах которой, как на ладони руки, уместилась судьба мира. Пересказывать содержание глянцевой книжки не имеет смысла, достаточно остановить внимание на отдельных ее главах, в которых излагаются перспективы развития в посткризисный период.

Прежде всего, какой опыт извлекли из глобального кризиса эксперты? По их мнению, страны обожглись на чувстве эйфории от глобализации. «Безоглядная ориентация на мировой рынок в условиях глобализации и практического отсутствия эффективных регуляторов этого рынка чревата сокращением эффективного спроса. Понимая это, государство должно заранее разработать стратегию экстренной переориентации национального производства с мировых рынков на внутренние или региональные», – отметили эксперты.

23,6 процента из них полагают, что теперь главный акцент следует делать на развитие внутреннего рынка. Примерно так поступил в 2009 году Китай, который 600 млрд «антикризисных» долларов направил на социальные проекты, т.е. на поддержку армии потребителей. До этого Поднебесная в основном занималась экспортом своей продукции на внешние рынки. Но что-то подсказывает, что после выхода из состояния экономического оцепенения страны все равно примутся наращивать внешнюю торговлю. Ведь активно развиваться за счет внутреннего рынка может ограниченное число государств: Китай, Индия, Бразилия и, может быть, США.

С другой стороны, глобализация стала платформой для модели «большого скачка», когда в сжатые сроки «азиатским тиграм» удалось добиться впечатляющих результатов. И такой успех не может оставить равнодушными те страны, которые питают лидерские амбиции. Поэтому идеальный вариант – это найти баланс между внутренним и внешним рынком, и самое главное – сдерживать рост спекулятивного капитала.

«Опираться на внутренние ресурсы развития и источники фондирования, развивать реальный сектор экономики», – приводят в докладе слова директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева (Казахстан).

23,6 процента экспертов в качестве «антикризисного опыта» назвали «усиление государственного планирования». Об этом говорит успех Германии, Японии, Южной Кореи в послевоенный период. Со временем чувство ответственности государства за экономику притупилось, но неожиданно напомнило о себе в разгар текущего кризиса.

– Необходимо делать сбережения в благополучные времена, чтобы иметь достаточно денег на черный день, – считает профессор экономики Венского института международных экономических исследований Вальтраут Урбан.

Впрочем, данный тренд наблюдался в Казахстане еще до кризиса. Правительство стало активно наращивать свое присутствие в экономике. С одной стороны, появился Национальный фонд, с другой – лексикон министров пополнился словом «ручное управление». Однако, говоря о планировании, не стоит пренебрегать прилагательным «эффективное», которое включает в себя ряд показателей: преследуемые цели и конечный результат. В противном случае от государственного вмешательства не будет большого прока, а само оно станет тормозить деловую активность.

Кстати, еще 21,8 процента экспертов в качестве первых трофеев кризиса назвали «усиление госрегулирования». Но более красноречиво на эту тему в сентябре 2009 года высказался президент России Дмитрий Медведев.

– Мировой экономический кризис опроверг довольно модные в конце прошлого века рассуждения о снижении роли национальных государств в глобальную эпоху. И ведь не транснациональные компании, не международные организации взяли на себя ответственность за судьбы миллионов людей в мире. Антикризисные программы, стабилизационные меры, социальная защита граждан осуществляются правительствами, – заметил российский лидер.

Интересно было от экспертов услышать о «формуле успеха» в посткризисный период. Какие стороны следует усиливать государству, чтобы выбиться в лидеры? В первую пятерку попали: «Высокие макроэкономические показатели» (34,7 процента), «Эффективность госуправления» (34,7), «Высокая численность населения» (34,3), «Боеспособность» (32,4) и «Высокий технологический уровень» (30,6). В принципе, набор оказался традиционным, но при этом нельзя не заметить небольшого отклонения.

В частности, любопытно, что эксперты выделили демографический фактор. Поскольку политическая школа ХХ века определяла геополитический статус государства из таких показателей, как объем экономики страны и потенциал ее влияния, технологический уровень развития, профессионализм армии и идеология. В XXI веке список пополнился «человеческими индикаторами», а выпали идеология и культура. Вывод напрашивается сам собой: глобализация привела к смещению ценностей. Режимы, строившие свой успех на идеологических парадигмах, нынче неконкурентоспособные.

Это должно заставить такие страны, как Иран или Северная Корея, задуматься о перспективах своего развития. По крайней мере, данный тренд уже отмечается в Китае. Компартия хоть и выполняет в Поднебесной руководящую функцию, тем не менее не усердствует на идеологическим фронте. От этого авторитет организации в глазах простых китайцев не падает, равно как и положение Пекина на внешней арене. Одним словом, «прощай, идеология!». Успех все больше зависит от демографических данных страны.

– Численность населения всегда играла большую роль (особенно до наступления эпохи научно-технической революции). Однако сегодня фактор численности населения, похоже, получает дополнительную актуальность под влиянием впечатляющих успехов Китая и Индии, а также в связи с ростом значимости внутреннего рынка и внутреннего спроса для устойчивого развития страны, – говорится в докладе.

Давление демографического фактора ощущается и в Казахстане. Наша республика по этому показателю уступает своим соседям: по абсолютной величине – Узбекистану, по темпу естественного прироста – Кыргызстану и Таджикистану. В связи с чем президент Нурсултан Назарбаев уже отметил необходимость увеличения численности населения на 10 процентов к 2020 году. В свете опроса Института посткризисного развития следует признать, что «демографический рост» должен для Казахстана стать такой же задачей номер один, как форсированная индустриализация и диверсификация экономики.

С другой стороны, в первой тройке оказалось эффективное госуправление. Этим «фактором успеха» также пренебрегали специалисты эпохи «поздней индустриализации», которые больше уповали на военную силу. Что до самой армии, то ее отодвинули на четвертую позицию рейтинга. От чего сложилось ощущение, что эпоха «стальных шлемов» и их носителей – силовиков уходит в прошлое.

– Эффективность государственного управления, на мой взгляд, предполагает достижение высокого технологического уровня, развитие инновационного потенциала, эффективность здравоохранения и образования, мощные вооруженные силы… Без эффективности госуправления теряют свое значение и все остальные качественные факторы, – говорит председатель Комитета государственных заимствований Москвы Сергей Пахомов.

Эффективный «административный ресурс» важен не только для «великих держав», но и для стран, которые оспаривают региональное лидерство в разных уголках планеты. В том числе для Казахстана. Отечественные эксперты не раз говорили о необходимости проведения административной реформы. От государства в посткризисный период многое будет зависеть, это уже аксиома. Впрочем, такое положение осознают и в руководстве страны. Президент уже предложил провести ротацию кадров между центром и регионами, а в марте он подписал указ о введении системы оценки министерств и ведомств. Это еще один шаг в построении компактного и мобильного государственного аппарата. Впрочем, не все так плохо. В 2009 году мы подтянулись в «индексе свободной экономики», где отмечалось улучшение борьбы с коррупцией в Казахстане. Но если верить Институту посткризисного развития, модернизация «госрегуляторов» все-таки требует более решительных действий в данной сфере.

Если сравнить итоги опроса Института посткризисного развития с посланием президента народу Казахстана и со «Стратегией-2020», то можно найти больше точек соприкосновения. Иными словами, все, о чем говорили эксперты, было учтено в рамках программных положений Казахстана. Среди них преодоление технологического разрыва, диверсификация экономики, улучшение человеческих показателей, политическая стабильность. И что не менее важно – готовность правительства разделить с бизнесом риски за инновационный путь развития.

Автор: Марат Мамаев

 

Источник: Литер

Институт Посткризисного Мира