Точка зрения
20.06.11

Материалы конференции "20 ЛЕТ ПОСЛЕ СССР: ЧТО ДАЛЬШЕ?" Секция "РАСПАД РФ или НОВАЯ ИНТЕГРАЦИЯ ПОСТСССР"


©Фотобанк газеты "Народная инициатива"

Нужна ли вообще Российская Федерация как государственное образование? Вымирание населения России – неизбежность? Является ли российское государство не более чем хорошо отлаженным механизмом по замене коренного населения на трудовых мигрантов? Насколько велика вероятность национальной революции, и, даже более, – новой гражданской войны? Эти и многие другие острейшие вопросы в новейшей истории России впервые обсуждались открыто и публично, сопровождаясь острым столкновением противоположных позиций.

Игорь Станиславович БЕРЕЗИН, президент гильдии маркетологов: "Россия вымирает?"

Что есть критерий вымирания? Есть ли сокращение численности населения?

Сегодня мы практически вернулись к той ситуации, которая была тридцать лет назад. В рамках статистической погрешности численность населения страны условно стабильна на протяжении тридцати лет. Первую часть этого отрезка по инерции продолжался небольшой рост численности населения, в 90-е годы оно довольно бодро начло сокращаться, в нулевые - темпы сокращения существенно замедлились, и по последнему году мы имеем нулевой баланс.

Два процесса влияют на динамику численности населения – это баланс рождаемости и смертности, и миграция. В конце 80-х – начале 90-х годов произошел резкий спад количества рожденных детей. Рождаемость резко упала в течение нескольких лет с 2,5 млн. до показателя 1,3 млн. в год  и на этом уровне была в течение десятилетия. И еще одна беда случилась со смертностью, которая выросла с полутора до 2,4 млн. на пике и за последние пять лет очень медленно приближается  к цифре в 2 миллиона. Это длинная дискуссионная история. Ответ на нее – это количество девочек, которые родились за десятилетие – в 40-е, 60-е и т.д. Если мы имеем тридцатипроцентный спад рождаемости в 60-70-е при очень «хорошей погоде» для Советского Союза, то логично, что через 20-25 лет у нас будет аналогичный спад рождаемости, так как за рождаемость отвечают 20-25 летние девушки.

Что произошло со структурой населения за двадцать лет – с  1989 по 2009? Резко сократилось количество детей и подростков, немного увеличилось количество молодежи, стабильна средняя группа 30-40 летних – и довольно существенный рост старших возрастных групп. То есть население стало заметно старше.

Какие изменения произошли за эти двадцать лет в этническом составе? Достаточно незначительные, никаких критических явлений мы не видим. Доля тех, кто позиционирует себя как славяне, прежде всего – русские, продолжает составлять более 80% населения.

Довольно значительно изменилось за этот двадцатилетний период самопозиционирование по религиозной идентификации. Ранее более половины взрослых граждан уверенно себя заявляли в качестве атеистов, а примерно четверть говорила, что верит в высшие силы и приметы, не причисляя себя к какой-либо определенной конфессии. Сейчас, через двадцать лет, более 70%  уверенно причисляют себя к православным, 6% - к мусульманам, а атеистов осталось 9%

Аудиозапись выступления

 

 

Константин Анатольевич КРЫЛОВ, главный редактор Агентства политических новостей (АПН):
 
Российское государство часто называют неуспешным, а то и провалившимся. Я категорически возражаю против подобных поспешных и непродуманных оценок. У меня нет никаких сомнений в том, что российское государство является чрезвычайно успешным.

Правда, его успешность весьма специфична, ибо это государство преследует специфические цели. Если «обычные» государства ставят своими целями достижение внешне-экономической мощи, благосостояние населения, его безопасность и тому подобное, то цели Российского государства - совершенно иного свойства.

Прежде всего, это государство хочет сохраниться, а сохраниться оно может лишь в случае, если нынешняя элита удержит в руках систему управления этого государства. При этом нынешняя российская власть по своей  природе (даже антрополоической) такова, что не может управлять страной европейского типа со сколько-нибудь развитым гражданским самосознанием, с образованным и культурным населением.

Есть лишь два пути решения подобной проблемы: либо заменить власть, либо заменить страну – заменить ее внутреннюю структуру, качественный уровень и даже национальный состав населения, сделать из нее страну азиатскую, причем малоразвитую.

Первое исключено. Эта власть никогда никому не позволит себя заменить. Скорее, она уничтожит всю страну, чем поступится своим положением. Эволюционировать эта власть также не может: на превращение себя в элиту европейского уровня у этой власти нет ни времени, ни ресурса, ни, что самое главное, желания. Они намерены оставаться теми, кем они есть, и они намерены править вечно.

Остаётся второй путь: сознательная, планомерная, последовательная замена страны. На месте России должна возникнуть Азиопа – грязная, рабская, вонючая, и вполне заслуживающая той элиты, которая у неё есть сейчас.

Поэтому власть приводит экономику этой страны, ее политическую систему и т.д. в состояние, адекватное для себя. Ей это удалось. Все рудименты развитой европейской страны, и даже самые возможности развития российских общественных институтов во что-то подобное институтом современых развитых стран полностью уничтожены.

Осталась одна последняя проблема – население, которым государство тоже все меньше может управлять, прежде всего, русское население.

Для государства было бы идеально, чтобы русские куда-нибудь исчезли и постепенно заменялись населением, с точки зрения власти, более подходящим: то есть более управляемым, покорным, необразованным, неспособным управлять собой самостоятельно и, что очень важно, чувствующим себя в этой стране чужими. Идеально – это отходы населения Средней Азии. Средняя Азия сейчас стремительно модернизируется. Так, сейчас стремительно моденизируется Узбекистан. Я уж не говорю о Казахстане, который является чрезвычайно быстро растущим и всё более европеизирующимся государством. Но все эти государства производят человеческие отходы, которые с удовольствием примут здесь, потому что наша власть им адекватна, она может ими управлять.

Российское государство является машиной по замене народа, которое на этой территории проживает. Русские должны постепенно сокращаться, ужиматься, уступая свои места другим народам.

Под сокращением понимается не только численность населения, хотя вымирание русских всячески поощряется. Важно ещё и то, чтобы русские лишились собственности и присутствия во власти. Все бизнесы, все сколько-нибудь значимые социальные позиции (включая, например, полицию, или даже медицину) должны быть отняты у русских и заполнены представителями других народов.

Как только русские станут не то что даже меньшинством, но людьми, у которых не осталось никаких ресурсов сопротивляться, их может быть оставят в покое. Есть та грань, после которой русские уже никогда не встанут.

Теперь вопрос. Нужна ли нам – русским - Российская Федерация?

Ответ очевиден. Она нам нужна в том же смысле, как концлагерь нужен для проживания евреев. То есть: уничтожение Российской Федерации как государственного образования является первой, главной и единственной целью не только русского политика, но и всякого разумного русского человека, озабоченного судьбой своих детей. Другой вариант, доступный обывателю – эмиграция. Так или иначе, нужно валить: или РФ, или из РФ.

Под уничтожением мы, разумеется, не понимаем уничтожения страны или её распад. Мы имеем в виду именно систему власти, государство, и всё, что это государство поддерживает.

 

Переворот такого масштаба называется национальной революцией. Она может быть насильственной или ненасильственной, и второе, разумеется, предпочтительнее. Но я подчёркиваю: речь идёт именно о реолюции, поскольку  никакие реформы системы невозможны. Реформировать можно только плохую систему,  а российская система приближается к идеальной. Она великолепно выполняет свои задачи по уничтожению русского народа. И если Российская Федерация  не будет уничтожена, она рано или поздно уничтожит нас, и скорее рано, чем поздно.

Аудиозапись выступления

 

Алексей Алексеевич МАСЛОВ, директор Центра стратегических исследований Китая, заведующий отделением востоковедения НИУ ВШЭ: "Путь Китая: несостоявшийся выбор России?"

В 90-е гг. было популярно рассуждение о том, что Китай – это пример того, как Советский Союз мог бы развиваться.

Сегодня исследователи в различных странах сходятся примерно на одном и том же: если бы не поспешность, рост ВВП у нас был бы примерно таким же, как в Китае. С точки зрения экономики, это, возможно, и правильно. Но, если мы посмотрим, что было в то время, то увидим: экономический фактор играл вторую или третью роль. Китайские реформы были национально ориентированы, нацелены на возвращение Китаю места, которое он занимал когда-то. Националистический фактор, который является движителем в Китае до сих пор, в Советском Союзе отсутствовал. Поэтому Китай сохранил целостность своей территории и преемственность элиты. СССР растерял и территорию, и элиту. Китай всегда сохранял националистическое ядро, несмотря на то, что он допускал к себе западные компании и западные веяния. Но отношения строились по принципу: ваши деньги и технологии в обмен на наш рынок. Влияние на политику и идеологию сильно ограничивалось. Китай был националистом по своей сущности, а СССР - нет, поэтому СССР не мог стать Китаем.

Первичный лозунг в СССР был «демократизация», что предполагало  и интернационализм. Для Китая это было неприемлемо. Лозунг Дэн Сяопина был: «Обогащайтесь!» Он был направлен на почти животное начало в человеке, поэтому и оказался прост и успешен.

Кроме того, Китай никогда не рассматривал свою историю и своих правителей в негативном свете. Китаец стоит на плечах многих поколений «позитивных» правителей, создававших славу Китаю. Советский Союз и современная Россия стоит на ощущении ошибочности, «греховности» своей истории. Порою представляется, что у нас постоянные провалы: провал построения социализма, коммунизма, капитализма, а вот в Китае этого нет в принципе. Если позади вся история - правильна, то и история впереди должны  быть успешна. Это важный идеологический момент.

Другой важный момент заключается в том, что Советский Союз, а затем и Россия, шли по пути все большей открытости, по пути попытки «построения Запада» на своей территории. Китай же постоянно был «само-инкорпорирован», несмотря на применение некоторых западных производственных моделей. Китай продемонстрировал совершенно свой азиатский националистический путь развития, став примером для всех азиатских стран. Сегодня уже азиатские «драконы» смотрят на Китай как на образец успешности. Выход Китая на внешние рынки – это еще один фактор успеха. Это экспорт китайской модели и идеологии успеха.

Исходя из сказанного, можно заключить, что китайский путь вряд ли был бы возможен для СССР.

Вопрос сегодня заключается и в том, что Китай – это вызов России. Но это вызов не в плане экономическом, политическом или военном. Это вызов прежде всего  в плане национальной идентичности. Опыт Китая задает нам вопрос: «Кто мы такие?», «В чем основа нашей идентичности»? В Китае тоже много проблем, связанных с национальным вопросом, там тоже существуют проблемы мусульманских окраин. Но они сумели успешно решить их, постоянно подчеркивая единство этноса, и на основе этого двигаясь во внешний мир..

И в то же время мы тесно связаны с Китаем, и вряд ли сможем отвязаться от китайского вектора. Китай нужен России, не менее, чем Россия нужна Китаю. Если Россия подставит Китаю плечо, помогая в энергетике, то у Китая появится больше шансов стать единственной безусловно растущей экономикой и политикой мира. Сотрудничество с Китаем сможет помочь решить наши проблемы, в первую очередь, на Дальнем Востоке и в Сибири. Но и однозначное следование в фарватере лишь китайской политики также несет в себе определенные угрозы, поскольку Китай исповедует исключительно «вытесняющую» модель развития, которая является элементом его политической культуры.

Аудозапись выступления

 

 Ярослав Чеславович РОМАНЧУК, директор Института МИЗЕСА, кандидат в президенты Республики Беларусь:
"Ошибки и уроки провала СНГ и кризиса Европейского Союза для интеграции стран в постСНГ"

Я поражен избранным дискурсом на этой конференции. В Белоруссии такого не могло бы быть. Если бы сторонники интеграции приехали в Москву, и услышали бы эту дискуссию, то они бы набросали 100 пунктов того, почему интегрироваться с Россией не нужно. Когда послушаешь многих участников дискуссии, то складывается такое впечатление, что Россия вот-вот развалится, обломками завалит ее граждан, а потом сюда приедут другие люди - и будет уже не Россия. Сегодняшняя конференция отвечает на вопрос: «Почему только 4% белорусов хотели бы жить в одном государстве с Россией?» Я думаю, в Украине цифра приблизительно такая же. Когда они видят, что у российских элит какая-то другая мотивация помимо радения за державу, им становится страшно. Россия остается непредсказуемой. Отсюда ответы на вопросы, почему украинцы опасаются продавать «Нафтагаз», а белорусы – «Белтрансгаз». На деньги российских налогоплательщиков создается образ коварной России у белорусов. Ведь газ в Беларусь до сих пор поступает до низким ценам.

В заключении хотел бы вкратце затронуть еще одну тему – кризис постсоветской интеграции в рамках СНГ и разных таможенных союзов. Уместно обратить внимание на кризис европейской модели интеграции. Фундаментальный вопрос, на который до сих пор не ответили ни европейцы, ни мы с вами – чего мы вообще хотим от интеграции? Европейцы мечутся между Федерацией - Соединенными Штатами Европы - и неким другим форматом: то ли зоной свободной торговли, то ли единым экономическим пространством.

Сегодня целый ряд стран находятся на грани вылета из зоны евро, даже из Шенгенской зоны. Целый ряд стран вопиющим образом нарушают все те критерии, которые они принимали и которые, действительно, очень хороши по своей сути. С нашими странами происходит то же самое. Наши правительства принимают хорошие документы, подписывают правильные декларации, а как только на них высыхают чернила, забывают о их содержании. Боимся передать реальные полномочия наднациональным органам.

Какая бы власть ни была в Беларуси, а я надеюсь, она скоро будет демократичной, и что бы ни творилось в Украине, до тех пор, пока не будет ответа на вопрос: «Чего мы хотим от соседей?», – либо статуса «большого брата», либо - «большого спонсора», либо – хотим создать единый большой рынок без изъятий и ограничений, где можно заработать много денег и полностью реализовать свои сравнительные страновые преимущества, – интеграция на постсоветском пространстве успешной не будет.

Аудиозапись выступления

 

Евгений Янович САТАНОВСКИЙ, президент Института Ближнего Востока: "Диалог с исламом в России: с кем, о чем и зачем его вести"

Я буду говорить, как человек, для которого, в отличие от ряда выступавших сегодня коллег, существует смысл не только в России сегодняшней, но и в Советском Союзе, и в Российской Империи. Там, наряду с питерской, потом московской, потом опять питерской клептократией жили люди, которые писали книги, строили университеты, создавали Академию наук. Каждый из нас живет в своей России. Я живу в стране-наследнице всех прежних, бывших на ее месте стран. Не в стране «олигархов, расхитивших все и вся», а в стране Стругацких, Окуджавы, Высоцкого, Пушкина и всех остальных, кто ее строил и ее создавал. И пока в ней есть люди, живущие по совести - есть и эта страна, а когда их не будет, то она и закончится вне зависимости от экономических, идеологических и прочих условий.

Хотелось бы отметить, что наряду с малоосмысленной, но популярной в некоторых отечественных кругах идеей того, что Россия должна объединиться с мусульманским миром против Израиля и Америки, в реальной жизни существуют такие движения, как «татары за Израиль» или «азербайджанцы за Израиль», поскольку есть немало смешанных браков. В то же время существует ряд зарубежных центров, пытающихся  оказывать, а иногда и оказывающих влияние на российских мусульман и российские власти. Как правило, это исламские центры, представляющие отдельные течения, часто конкурирующие между собой, которые советуют, как, кому и против кого России с ними «дружить». Из внешних центров влияния у нас в стране заметны Иран, Турция, «Братья мусульмане» - хорошо структурированная сетевая группа с центром в Катаре. Есть отдельные государственные проекты: саудовские, турецкие, кувейтские, эмиратские, пакистанские. Как следствие, у нас в 90-е гг. выявилась большая группа шиитов в башкирских селах, где испокон веку шиитов не было. В России активно работают представители иранского Корпуса стражей Исламской революции из Ирана, которых можно отыскать повсюду, где есть иранские культурные центры. Их работа очень напоминает по стилю советскую пропаганду, причем в последнее время она явно  активизировалась - это означает, что на нее выделены серьезные деньги. Налицо явная попытка оказать влияние на российские власти после разрыва контракта на российские ракеты С-300. Любопытно, что на российском телевидении сегодня можно услышать  агрессивные нападки представителей иранского лобби на саудовское руководство. 

Второй центр по уровню воздействия на российских мусульман – Турция. Премьер-министр Эрдоган, президент Гюль и глава МИД Давутоглу строят новую Оттоманскую империю, не менее серьезную, чем националистическая постреволюционная Персидская империя президента Ирана Ахмадинежада. Россию их усиление пока не затрагивает напрямую, но не стоит забывать, что для Турции «северные территории» – это Анапа и Сочи, а для Ирана – Дагестан и весь Прикаспий. С находящимся под санкциями Ираном, рвущимся к ядерной бомбе, у нас отношения разумно минимизированы, а с Турцией активно развиваются и по газу, и по не слишком для нашей страны удачному атомному проекту. При этом на Российской территории Турция активно продвигает не только идеи пантюркизма, но и «мягкий ислам» в варианте, характерном для движения «Нурджулар».

Текущая задача «Братьев мусульман» в России – добиться того, чтобы  в нашей стране их вычеркнули из списка террористических организаций. Под это открыто работает большое лобби. Разумеется, они как и раньше не только политическая и экономическая сила, но и террористическая организация. Это не просто одна из сил, стоящих за «твиттерными» революциями в арабском мире. Она ориентирована на радикалов, которых в свое время почти полностью перебили на Северном Кавказе, хотя сейчас они появляются в Поволжье и крупных городах России. Это явление будет расширяться, поскольку американцы, уходя из Афганистана, де=факто передают власть талибам, а те будут «выжимать» за пределы контролируемой ими территории таких представителей террористических «интербригад», как «Джамаат Булгар», состоящий из этнических татар, башкир и представителей Северного Кавказа, которые неизбежно перебазируются на территорию России. Готовы ли наши правоохранительные органы к их приходу? Боюсь, что нет. Точно так же вернутся в Россию и будут проводниками влияния радикалов от ислама «студенты», обучающиеся в тунисском Кайруане и египетском университете «Аль-Азхар», пакистанских деобандских медресе и аравийских исламских заведениях. Они принесут с собой радикальный ислам, вытесняя и уничтожая традиционный российский муфтият и формируя на дотации извне замкнутые общины, на базе треугольника мечеть-школа-благотворительный фонд, живущие вне общества и государства.  

Пока еще это все развернулось в России не в полной мере, поскольку в исламском мире за пределами нашей страны существует инерция внутреннего противостояния. Иран   борется с Саудовской Аравией на Бахрейне, в Сирии и Ливане, куда активней, чем с Израилем. Катар соперничает с Саудовской Аравией в Сомали, Судане, Ливии и совместно с «Братьями мусульманами» осваивает пост-мубараковский Египет и Тунис после Бен-Али. Нужно ясно понимать: говорить с этими структурами не о чем, поскольку, в самом деле, о чем можно говорить с вашим киллером? О том, когда, из чего и где он вас убьет? Их цель – уничтожить толерантный российский ислам, ислам диалога, распространившийся в нашей стране более тысячи лет назад по торговым путям, и заменить его жестким, нетерпимым исламом, исламом джихада. Они могут лоббировать свое присутствие в России через чиновников и дипломатов, но это стратегия волка в овечьей шкуре, ничем не отличающаяся от столь нелюбимого отечественными патриотами «тлетворного влияния Запада». Однако, ислам – это цивилизация, в которой есть не только аятолла Хомейни, но и Омар Хайям, не только шейх Юсеф Кардауи, но и Синдбад-мореход, не только Фетхуллах Гюллен, но и Ходжа Насреддин. Да и, в конце концов, не только мой вечный революционный оппонент Гейдар Джамаль, но и веселый чайханщик Сталик Ханкишиев. Вот с людьми этого типа, несомненно, есть о чем говорить.

Аудиозапись выступления

 

Павел Вячеславович СВЯТЕНКОВ, эксперт Института национальной стратегии, политолог:
 
Россия унаследовала от Советского Союза специфическую уязвимость, которая состоит в самой ее модели государственности, доставшейся от СССР. Структура, созданная Лениным, предполагала отказ от построения национального государства. Объединение 15 республик создавало потенциальную возможность распада этой структуры.

В 45 году Черчилль предложил Сталину, чтобы ряд союзных республик вступил в ООН, Сталин согласился, Украина и Белоруссия являются членами ООН с 1945 г. Этот факт оказал большое влияние на менталитет, элита этих стран понимала, что у них есть государственная традиция и международное признание. В то же время РСФСР понималась как государство русских, но внутри РСФСР было огромное количество автономных образований различного ранга.

После распада СССР Российская Федерация стала позиционироваться не как государство русских, а как многонациональное государство. При этом национальные субъекты РФ стали позиционироваться как национальные государства, реализующие право наций на самоопределение. Такие положения записаны в ряде конституций национальных субъектов. И это подкладывает под конструкцию государства потенциальную бомбу.

Такая конструкция неустойчива. Кроме того, национальное государство предполагает национальные интересы и их продвижение. Россия никаких целей с точки зрения национального курса не имеет. Россия не является государством какого-либо народа. Россия существует непонятно в чьих интересах, государство само не знает, чего оно хочет. Это родовое пятно, унаследованное от Советского Союза, и составляет базовую проблему России как государства. Если мы не решим эту проблему, то можем наступить на те же грабли, что и Советский Союз.

Аудиозапись выступления

 

 Максим Леонардович ШЕВЧЕНКО, российский журналист, ведущий Первого канала, член Общественной Палаты РФ, руководитель Центра стратегических исследования религии и политики современного мира: "Зачем и кому нужна Российская Федерация?"

Российская Федерация – это парадоксальное государство. Никто и никогда не мечтал о возникновении Российской Федерации – она не была результатом мучительной борьбы русских за возникновение своего национального государства. Более того, Российская Федерация является результатом исторической катастрофы не только для русского народа, но и для всех народов Российской империи и бывшего Советского Союза.

Для русских крушение Империи всегда воспринималась как историческая катастрофа. Поэтому Российская Федерация – это результат катастрофы, крушения «русского имперского проекта».

Сегодня мы имеем дело с Российской Федерацией – это историческая данность. Кому и зачем она нужна? Очевидно, что первый бонусополучатель от проекта Российская Федерация – те, кто получил блага от приватизации, а существующее государство – совокупный результат захвата народной собственности. Олигархическая номенклатура, то есть бюрократия, связанная с финансовыми дельцами, является первым и главным заинтересантом в государственном образовании.

Вторым «заинтересантом» является народ Российской Федерации, который оправился от шока и живет, памятуя о событиях 90-х годов, которые сопровождались на территории бывшего Советского Союза масштабными гражданскими войнами. Современное население нашей страны ощущает Российскую Федерацию как ущербный осколок Советского Союза, и не хочет дальнейшего распада страны, поэтому люди мирятся со всеми типами несправедливости – финансовой, социальной, политической. Внутри них не вызрело решение, что надо разбегаться, о том, что дальнейший распад является благом. Они понимают и ощущают ужасы дальнейшего возможного распада.

Российская Федерация остается на территории СССР единственным более-менее современным модернизированным государством, прошедшим наибольший путь по пути демократии. Все попытки продолжить распад Российской Федерации по инерции за Советским Союзом, отделить от Российской Федерации ту или иную часть, призывы к этому являются продолжением преступных действий олигархической номенклатуры.

В России - конфликт социально-политический, а не этнический, не национальный и не цивилизационный. Всякие попытки перевести социально-политический конфликт в иную сферу являются просто обманом.

Аудиозапись выступления

 

Ахмет Аминович ЯРЛЫКАПОВ, старший научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН:
"Опыт совместного проживания мусульман и православных в России"

Существует мнение, что мусульмане не совместимы с православными, и надо держаться друг от друга подальше. Тем не менее, в России имеется богатейший опыт совместного проживания мусульман и православных. Основы этого были заложены еще в Золотой Орде. После Золотой Орды новая зарождающаяся империя использовала мусульман очень активно. Были т.н. служилые татары. Привлекалась мусульманская аристократия. Окраины Росси были населены смешанным свободолюбивым населением и являли пример того, как следует строить совместную жизнь. Казачество не только вросло в мусульманские сообщества через родственные связи, но и включало в себя группы мусульман.

Тупиковая политика государства по притеснению мусульман была скорректирована самим народом. После крестьянских войн, в которых принимали участие и мусульмане, государство признало ошибочность своей политики, и в 1773 г. ислам, наряду с другими религиями: католичеством, буддизмом, был признан терпимой религией. После этого мусульмане включились в государственную жизнь. Примером может стать освоение Средней Азии. В Средней Азии татар до сих пор воспринимают как проводников российского влияния, поскольку для жителей Средней Азии татары были представителями Империи. Российская Империя в полной мере использовала свой мусульманский потенциал, включая предпринимательский потенциал, поскольку татары-купцы весьма активно участвовали в освоении Средней Азии. За редким исключением православные и мусульмане отказались от взаимной прозелитической деятельности на территории России. Они понимали ее неуспешность и разрушительный характер. Имеется целый ряд указов 17-18 вв., в которых российские цари запрещали насильно крестить мусульман.

У нас богатейший опыт совместного строительства общего государства. Этот опыт мы должны изучать и использовать во благо нашей общей страны.

Аудиозапись выступления

 

Институт Посткризисного Мира