Точка зрения
25.02.11

Европа выбирает свою судьбу

Ихинио Поло (Higinio Polo), доктор современной истории в Университете Барселоны, автор многочисленных статей и эссе на политические и культурные вопросы.

Постоянный дефицит демократии в Евросоюзе, обострившийся после принятия Лиссабонского договора, а также разразившийся экономический кризис привели к новым ущемлениям прав европейцев и неурядицам почти во всех сферах трудовой и социальной деятельности. Это не только шаг назад в политическом и социальном плане. В мире, который вдруг стал многополярным, эти явления угрожают похоронить саму идею европейского объединения и будущее ЕС, как одного из определяющих политических центров XXI века. Евросоюз переживает кризис. Все признаки этого уже давным-давно налицо.

* * *

Вторая мировая война покончила с мироустройством, основанным на власти колониальных держав (Великобритании, Франции и Германии), за которым издали наблюдали набирающие силу США и Япония. Остальной мир в расчет не принимался, его просто не существовало, поскольку в 1939 году, когда вспыхнула война, суверенных стран насчитывалось всего лишь около пятидесяти. Двухполярный мир СССР-США, возникший после Второй мировой войны и длительная холодная война привели к созданию европейского западного блока, всегда представлявшего из себя набор сателлитов Вашингтона, несмотря на особую позиции Франции времен генерала Шарля де Голля. Для подчинения Европы своему влиянию, США постоянно использовали в качестве аргумента «советскую угрозу» (при том, что никогда не существовало ни малейшего риска того, что Москва направит свои войска на западную часть континента) и ставили вопрос о необходимости создания совместной с другими европейскими странами «системы безопасности». Таковы были объявленные цели блока НАТО. Во-первых, Вашингтон боялся того, что по Европе прокатится волна коммунистических революций; он боялся также, что многие страны пойдут по финскому пути (американские руководители даже настороженно относились к вопросу о нейтральной Германии в послевоенный период, который снова возник в ходе переговоров между канцлером Колем и Михаилом Горбачевым в период заката Советского Союза). По сути дела, Европа превращалась в некое подобие Японии, то есть на территории большинства европейских стран были на постоянной основе размещены американские военные базы, а сами страны лишились самостоятельности. Именно это отсутствие самостоятельности и породило многие из нынешних проблем. А в настоящее время дело уже дошло до того, что Вашингтон даже не удосуживается уведомлять правительства стран Евросоюза о количестве своих ядерных боеголовок, размещенных в Европе. Более того, несмотря на окончание холодной войны, США и не подумывают о выводе этих боеголовок с континента.

Как бы это парадоксально ни выглядело, но при том, что угроза атомной войны исчезла, что нельзя сбрасывать со счетов, окончание холодной войны не принесло Европе особых дивидендов. Сегодня, по прошествии двадцати лет, группа держав, обозначивших себя как Евросоюз, начинает отступать на второй план, так и не достигнув единства, разъединенная присущими каждой стране особенностями. ЕС переживает кризис и вынужден терпеть длинную руку США, которые используют по своему усмотрению бывшие европейские социалистические страны, всегда более зависимые от Вашингтона, чем от Брюсселя.

Европа сталкивается со многими проблемами, хотя экономический потенциал ЕС впечатляющий: если принять во внимание общемировой экспорт всех видов товаров, то по итогам 2008 года на долю ЕС приходится 16% от общего объема; на Китай – 12%, а США отошли на третье место, едва набрав 11%. Очевидно также и то, что Евросоюз находится сейчас на пределе своих возможностей, занимаясь в основном урезанием и уничтожением социальных завоеваний. В результате недавних попыток спасти от банкротства такие страны ЕС как Греция и Ирландия, вынужденные вместе с другими государствами выплачивать банковские проценты за свою задолженность, неуверенности в евро, ставшего заложником кризиса, который возник в США, а также издержек европейского капитализма, континент по сути дела оказался отданным на откуп финансовым спекулянтам, настоящим преступникам. Ситуация обострилась до такой степени, что риск обвала европейской валюты и всей финансовой системы Евросоюза превратился в смертельную угрозу на ближайшие годы.

Будущее евро под большим вопросом. Финансовые и спекулятивные институты дошли до того, что закладывают в сделки вероятность банкротства отдельных стран и даже всей еврозоны (шестнадцать стран, где платежным средством является евро), а также краха оси Франция-Германия, являющейся на настоящий момент основной несущей конструкцией Евросоюза. Валютный союз, так и не переросший в таможенный и трудовой союз и не приведший к усилению социальной защиты населения, оказался недостаточным для укрепления политических связей, ибо если Европа намерена твердо защищать евро, то ей следовало бы осознать необходимость создания собственных финансовых органов и казначейства. Однако трудности накапливаются. Озвученное канцлером Ангелой Меркель намерение Германии навести порядок в ЕС и контролировать бюджетный дефицит каждой страны, включая наложение строгих штрафов на нарушителей договоренностей, встретило поддержку Швеции, Финляндии, Голландии и Австрии, то есть традиционной зоны немецкого влияния. Франция, между тем, пребывает
в сомнениях, а страны Южной и Восточной Европы сталкиваются с глубоким кризисом различной интенсивности.

Специалисты Центра европейских реформ (Centre for European Reform) считают, например, что если Германии не удастся навязать свою политику (а позиция Франции в этом вопросе будет играть ключевую роль), то Берлин может начать процесс отмежевания от Евросоюза и начнет усиливать взаимодействие с Китаем и Россией. Китай заинтересован в укреплении евро, и отнюдь не случайно поддержал Грецию и Ирландию, европейские страны, столкнувшиеся со сложным экономическим положением. Более того, поддержал весь ЕС, купив долговые обязательства Греции, Испании и Португалии и облегчив тем самым европейские валютные проблемы.

Прогнозы относительно будущего Евросоюза, высказанные не так давно, не выдержали испытания временем. Десять лет тому назад, в марте 2000 года, Еврокомиссия во главе с Романо Проди (Romano Prodi), представила так называемую Лиссабонскую повестку дня, в соответствии с которой к 2010 году Евросоюз должен был превратиться с политическую организацию, обладающую прочной культурной и научной базой, а его экономика должна была бы стать «самой конкурентоспособной и динамично развивающейся в мире». Кроме того, предлагалось увеличить занятость населения и улучшить ее «качество», что привело бы к большему сплочению общества, а также интеграции финансовых рынков и координации макроэкономической политики наряду с модернизацией и усилением «европейской социальной модели». Ввиду сложившейся ситуации, те предположения и прогнозы кажутся сегодня каким-то розыгрышем.

Спустя десять лет, одной из попыток определить новые цели Евросоюза стал так называемый Проект Европа 2030 (разработанный так называемой «Группой мудрецов» во главе с Фелипе Гонсалесом (Felipe González) и опубликованный в мае 2010 года; в указанную группу также входили, среди прочих, Вайра Вике-Фрейберга, Лех Валенса и Марио Монти), в котором содержится целый набор инициатив, представленных на рассмотрение Совета Европы, таких как срочное реформирование финансовых учреждений, создание конкурентоспособной экономики с упором на научно-исследовательские работы, проведение единой энергетической политики, укрепление единого европейского рынка, борьба с изменением климата. При этом предполагалось сохранить европейскую социальную модель (с пенсиями и системой здравоохранения), реформировать рынок труда, повысить пенсионный возраст и осуществить другие меры.

Не следует упускать из виду наличие в Евросоюзе почти 25 миллионов безработных, 85 миллионов бедняков (каждый шестой житель) и почти полумиллиона бездомных. Все это ставит его будущее под большой вопрос.

На брюссельской встрече руководителей стран Евросоюза, состоявшейся 17 декабря 2010 года, был разработан так называемый Европейский механизм стабильности, в соответствии с которым Европейский Центробанк наделялся функциями контроля за тем, как страны ЕС осуществляют режим экономии и ограничивают социальные права. Но это решение также не привело к большей стабильности. До настоящего времени меры по спасению европейской банковской системы означали увеличение государственного долга, рост безработицы, нищеты, снижение уровня заработной платы, повышение налоговых ставок и утрату прав. При этом забывали о том, что те, кто выступил с инициативой подписания Лиссабонского договора, по сути дела подрывают будущее Европы и, возможно, даже разрушают Евросоюз.

Чтобы хоть как-то смягчить последствия политики, проводимой до настоящего времени правящими кругами, ЕС следовало бы всячески содействовать развитию государственного сектора, научно-исследовательской деятельности, созданию новой промышленно модели, основанной на строгом соблюдении экологических норм, а также развитию инфраструктуры на всем континенте. Наряду с этим следует установить контроль над рынками и регламентировать финансовые сделки в интересах установления социальной справедливости.

Но вместо этого Совет Европы и властные органы Евросоюза проводят политику массовой приватизации, сокращения заработной платы, отхода от соблюдения условий труда, завоеванных трудящимися. Они допускают высокий уровень безработицы и соглашаются на урезание бюджетов на социальные нужды, полагая, что таким образом можно преодолеть кризис.

Хотя некоторые и рядятся в тогу страдальцев, в действительности правящие круги являются сообщниками этих финансовых спекулянтов, настоящих воров в белых перчатках. Если властные структуры Евросоюза добьются своей цели, тогда, по всей видимости, они достигнут исторической победы над трудящимися, однако разрушение государства европейского благоденствия положит конец проекту создания единой Европы, способной говорить на равных с Вашингтоном и Пекином. По большому счету, последствия подобной политики проявляются в утрате международного влияния: ход встречи на высшему уровне ЕС-США и высокомерный тон, в котором Барак Обама разговаривал с руководителями европейских государств, вынудили координатора внешней политики ЕС Кэтри Эштон (Catherine Ashton) с обеспокоенностью признать в докладе для внутреннего пользования, что Европа уже не является приоритетным направлением для Вашингтона.

Давление финансовых рынков находит свое выражение в требованиях проведения дальнейшей приватизации и отказа от значительно части профсоюзных и социальных прав. Брюссель требует от стран членов разработки все новых планов введения жесткой экономии. Но и это не успокаивает финансовых спекулянтов, в связи с чем государства, попавшие в затруднительное положение, должны выплачивать еще более высокие процентные ставки за предоставленные кредиты, а это в свою очередь ведет к новым сокращениям заработной платы и урезанию социальных прав. Правые круги в европейской политике и экономике, прекрасно овладевшие приемами передергивания смысла и изобретения нового языка для продавливания своих требований, говорят о реформах и модернизации. Однако на самом деле это означает ограничение прав трудящихся и граждан Европы во всех сферах жизни, причем инициаторы этих мер не отдают себе отчета в том, что нынешняя чрезвычайная ситуация – это не только кризис государства всеобщего благосостояния, но и всей капиталистической системы.

Всплывающие вопросы выходят далеко за рамки простой борьбы с экономическим кризисом, сколь бы важной она ни была. Если абстрагироваться от социально-экономических характеристик того политического строя, к которому движется Европа – капиталистического или социалистического -, то для Евросоюза настало время принять решение. Либо он становится независимым центром мировой власти (выходя из под вассальной зависимости от Вашингтона и устанавливая дружеские отношения с Москвой), либо выбирает путь упадка и утраты влияния. Это касается всех стран Евросоюза, но особое значение имеет для старой Европы в лице Великобритании, Германии и Франции, которые по своему размеру, численности населения и стратегическим возможностям даже и помыслить не могут о каких-либо самостоятельных действиях в XXI веке. Ось Москва-Париж-Берлин – вот истинная надежда для Европы.

Европейские правые, которым помогают добровольные помощники энтузиасты типа Родригеса Сапатеро (Rodríguez Zapatero) и Папандреу (Papandreu), взирают на разгромленные остатки социал-демократии, однако при этом вряд ли отдают себе отчет в том, что создают предпосылки гибели Европы, если только не создадут основу для стратегического партнерства с Россией. Даже если для этого придется пойти на обострение отношений с США, которые, под предлогом защиты Европы, в действительности сделали из нее заложницу своих далеко идущих планов. Лейтмотивом всех заявлений пропаганды всегда была «советская угроза», которая теперь стала российской. За последние полвека США в полной мере использовали этот штамп для достижения своих стратегических целей, заключавшихся в том, чтобы заставить обслуживать свои интересы сначала старую Европу в лице Великобритании, Германии и Франции, а затем и весь Евросоюз. Но правда заключается в том, что Советский Союз никогда не представлял из себя реальной угрозы: ни он первым изобрел атомную бомбу и уж тем более никогда ее не применял. Он не опережал США в разработке новых видов современных наступательных вооружений, таких как межконтинентальные ракеты с разделяющимися боеголовками или тяжелые бомбардировщики, способные нести на борту ядерное оружие. Не он начал использование космического пространства в военных целях. Все его шаги в военной области были лишь вынужденным ответом на наращивание военной мощи США. Сегодня Европа снова напоминает финикийскую принцессу, похищенную Зевсом, вашингтонским богом капитализма, и сосланную на остров Крит, где она рискует остаться пленницей навечно.

* * *

Появление новых действующих лиц на мировой арене, начиная с почти уже забытых «азиатских тигров» и заканчивая окрепшими Китаем, Индией и Бразилией, прекращение доминирующей (мифической, по сути своей) роли США в современном мире, а также появление новых международных организаций (БРИК, ШОС), противодействующих планам американских неоконсерваторов, привели к созданию иного мира. Треугольник мирового капитализма Вашингтон-Токио-Брюссель уже канул в прошлое. США империя, вошедшая в эпоху своего заката. Что касается Евросоюза, то он фактически дышит на ладан. Сегодня уже никто не сомневается, что Китай стал той силой, которая реально противостоит США, неустанно укрепляя свою экономику, пытаясь содействовать разрешению застарелого конфликта на Корейском полуострове, урегулировать пограничные споры с Индией и развивать торгово-экономическое сотрудничество. Какие страны имеют вес помимо Китая? Россия, Индия, Бразилия – три страны, обладающие достаточным потенциалом для того, чтобы усилить или ослабить старые и новые центры мировой власти. Валлерстайн (Wallerstein) полагает, что идет формирование ряда геополитических блоков, противостоящих Вашингтону: Западная Европа – Россия; Китай –Япония –Корея; и вся Южная Америка во главе с Бразилией. В этой схеме отсутствует Индия. Не следует забывать и о влиянии стран Юго-восточной Азии, например, Индонезии. Все остальные страны мира представляют собой не более, чем ландшафт.

Восточное направление: Китай, Япония, Корея, Вьетнам, возможно, АСЕАН. Недавнее состоявшееся заседание совместного комитета японо-китайской дружбы, разрабатывающего предложения и рекомендации по развитию отношений между обеими странами, в начале 2010 года предлагал предпринять конкретные шаги по созданию зоны свободной торговли между Китаем, Японией и Кореей. Этот проект имеет весьма благоприятные перспективы. Интеграционные процессы в Латинской Америке продвигаются нелегко, но их движущей силой неизменно является Бразилия, выступающая в роли региональной державы, к которой пытаются подключиться Мексика и Аргентина, не имеющие четко проработанных стратегических установок. И, наконец, Индия, которую обхаживают США, чтобы сдержать Китай. Дели поддерживает традиционно крепкие отношения с Москвой и обладает достаточными возможностями, чтобы стать вторым по мощи региональным центром власти, колеблющимся между взаимодействием с Пекином, Москвой и даже с США (хотя последний вариант представляется все менее вероятным ввиду упадка США). При этом Индия не оставит надежд на достижение статуса великой мировой державы.

Для Евросоюза определяющее значение имеют судьба и роль России. Россия может воссоздать свое политическое пространство (в этом вопросе ключевое значение будет иметь развитие событий на Украине, в Белоруссии и Казахстане), однако она зависла между нынешней неспособностью создать новый центр мировой власти и искушением сближения с более мощными державами, которые могут оказать ей помощь в восстановлении ее экономики. Москва должна определиться, продолжать ли ей следовать в фарватере политики США (этот курс был заложен при Ельцине, однако Путин попытался положить ему конец), пойти на сближение с Европой или же сделать выбор в пользу Китая, к которому она испытывает очевидную склонность (а ШОС в данном случае могла бы выступить инструментом ограничения власти США), но и не забывает об опасности, исходящей от восточного соседа с его огромным населением. Правительство РФ прекрасно осознает риски и опасности, стоящие перед страной. В новой военной доктрине России, принятой в феврале 2010 года, закреплено положение о том, что Москва пойдет на применение ядерного оружия, если «под угрозу будет поставлено существование государства», а также в ответ на внешнюю агрессию. Несмотря на возросшее, как кажется, взаимопонимание между Обамой и Медведевым, Россия памятует о том, что США продолжают рассматривать возможность ее разрушения и расчленения. Кроме того, расширение НАТО, от которого Вашингтон и не думал отказываться, и противоракетный щит с беспокойством воспринимаются руководством России (а также Франции, которая не хочет утрачивать свой ядерный потенциал и статус мировой державы), несмотря на дружественные жесты, сделанные высокими представителями США во время недавней встречи высшего руководства НАТО в Лиссабоне.

Россия еще не преодолела крайне отрицательные стратегические последствия от распада СССР, и многие ее опасения в большой степени связаны с безопасностью и укреплением российской государственности. Не так давно Кремль выступил с предупреждениями о немедленном размещении тактических ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области (с дальностью действия 500 километров, то есть они будут способны поражать американские военные базы, расположенные в сопредельных государствах), если Белый дом продолжит размещение элементов своей системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. Вашингтонская администрация не отказалась от самой идеи размещения, она просто обдумывает, в какой форме его осуществить, а пока что пытается завоевать благорасположение Москвы.

Кроме того, в начале декабря 2010 года благодаря утечкам секретной информации, опубликованным на сайте Wikileaks, стало известно о тайных планах НАТО по проведению военных действий против России под предлогом защиты Польши и прибалтийских республик от агрессии Москвы. Подобного варианта развития событий российская военная доктрина не предусматривает. Соответственно, в Кремле вновь возникает обоснованное беспокойство по поводу истинных намерений Вашингтона относительно России. На практике подобные проекты означают внесение изменений в планы обороны НАТО, как признала в конфиденциальном разговоре госсекретарь США Хиллари Клинтон. В соответствии с этими изменениями, американские, британские, немецкие и польские дивизии будут брошены в бой против российских войск. Военные учения стран НАТО на Балтийском море, запланированные на 2011 год, приобретают таким образом новую направленность, которую российские военные эксперты связывают с вышеупомянутым секретным планом НАТО. Данный план свидетельствует об агрессивных намерениях НАТО в отношении России, в связи с чем Госдепартамент США издал инструкции, предписывающие избегать каких-либо упоминаний об этом документе в средствах массовой информации.

Новый договор об ограничении стратегических наступательных вооружений также вызывает ряд вопросов: ратификация в Сенате США и угроза создания нового противоракетного щита вызывают неприятие коммунистов и патриотически настроенных депутатов в Государственной Думе. Эти голоса оппозиции, хотя и не смогут предотвратить окончательное одобрение договора, но, тем не менее, вносят серьезные коррективы в возможное развитие событий. Даже если президент Дмитрий Медведев и делает ставку на сближение с Вашингтоном и НАТО, то КПРФ и большинство населения с большим недоверием воспринимают подобную политику. Тем не менее, выступая перед Федеральным Собранием, Медведев заявил, что достижение договоренности о противоракетном щите является велением времени, в противном случае возникнет угроза начала новой гонки вооружений в мировом масштабе. Москва исходит из той предпосылки, что относительная готовность Барака Обамы к подписанию договора не обязательно будет длиться вечно, а время между тем поджимает.

Развитие обстановки на постсоветском пространстве окажет влияние на позицию Москвы. Очевидно, что если отбросить в сторону устремления коррумпированной правящей верхушки в бывших советских республиках, то их население заинтересовано прежде всего в восстановлении экономических и политических связей с Москвой. Среднеазиатские республики могут выжить только находясь на орбите Пекина или Вашингтона, или же укрепляя свои связи с Москвой. То же самое можно сказать и в отношении бывших советских республик, расположенных в европейской части: Прибалтика сегодня полностью следует американской указке, а Украина и республики Кавказа колеблются между подчинением Вашингтону и стремлением поддерживать хорошие отношения с Москвой, что является главным условием их политической стабильности и укрепления государственности. Окруженная мусульманским миром, христианская Армения (а именно она выступила в качестве тарана, начавшего разрушение Советского Союза) полностью зависит от дружбы с Россией. Основополагающую роль в развитии событий на постсоветском пространстве играет Киев. Политические изменения, произошедшие на Украине (которая по количеству жителей сопоставима с Францией) после поражения инспирированной Вашингтоном «оранжевой революции», усилили позиции Москвы: Янукович считает, что стратегической задачей продолжает оставаться вступление в Европейский Союз, однако при этом понимает, что это очень отдаленная возможность, и выступает за создание зоны свободной торговли с Западной Европой. Нынешний украинский президент предлагает ввести подобный режим на пространстве всего СНГ (то есть, тот же СССР за исключением трех прибалтийских республик), ведя одновременно переговоры с Москвой о продлении сроков погашения взятых у нее кредитов. В 2010 году ушла в историю политика противостояния между Москвой и Киевом, а ноябрьская встреча в российской столице президентов Медведева и Януковича способствовала укреплению двухсторонних отношений. Одновременно Москва активно проводит в жизнь проект Единого Экономического Пространства, в которое входят Россия, Белоруссия и Казахстан. На данный момент, Украина не может определиться, сближаться ей с Евросоюзом или вступать в Единое Экономическое Пространство. Однако все вышеописанные возможности совершенно не обязательно являются взаимоисключающими: стратегическое сближение между Брюсселем и Москвой могло бы помочь разрешить сомнения Украины. При этом не следует забывать о том, что строительство газопроводов «Южный поток» и «Северный поток» будет означать гарантированные поставки российского газа всему европейскому континенту: Дания, Финляндия, Швеция и Германия одобрили прокладку «Северного потока» по дну Балтийского моря, а его строительство будет способствовать еще большей интеграции Европы. Украине остается лишь приспосабливаться к этой реальности.

Во время посещения Германии в ноябре 2010 года глава кабинета министров РФ Владимир Путин озвучил свое предложение о создании экономического пространства «от Лиссабона до Владивостока»; на начальном этапе это могла бы быть зона свободной торговли, а впоследствии – более насыщенные интеграционные формы. В Берлине Путин говорил не только об энергетике, но также о возможности осуществления совместных проектов, в том числе в таких отраслях экономики, как автомобильная, авиационная и кораблестроительная промышленность, природоохранная деятельность и ядерная энергетика. Российский премьер также выступил с предложением облегчить общение между российскими гражданами и остальной частью Европы, покончить с монополией доллара, чтобы торговые операции между Евросоюзом и Россией осуществлялись в евро и рублях, а не в долларах. Вместе с его поддержкой евро в столь непростое для европейской валюты время это свидетельствует о готовности к заключению стратегического соглашения с Евросоюзом, отодвигая США на второй план. Несмотря на попытки некоторых сил в Евросоюзе, а также определенной части российских олигархов, направленных на то, чтобы закрепить нынешнее разделение Европы на Россию как экспортера сырья и Евросоюза как его импортера и поставщика промышленных товаров, путинская Россия идет дорогой нового экономического развития. Она предлагает смелые формы интеграции и делает ставку на усиление новых отраслей экономики как пути, ведущего к преодолению экономического кризиса и установлению нового равновесия между мировыми центрами власти. По сути дела, речь идет об упорном нежелании России смириться с потерей мирового влияния, а также о заинтересованности Германии в обеспечении своего будущего как экономической сердцевины европейского континента (именно поэтому она проявляет столь живой интерес к путинским инициативам). Следует отметить, что данное предложение российского премьер-министра, по всей видимости, является единственной возможностью для Евросоюза стать одной из великих держав грядущего мира.

Это гипотетическое переустройство будущей Европы будет непростой задачей, ведь такие страны Восточной Европы как Польша, Румыния, Чехия и Венгрия являются обузой для Брюсселя и одновременно агентами Вашингтона в самом сердце Европы. Их роль буферной зоны между Востоком и Западом (вспомните о тех препонах, которые Польша чинила строительству российских газопроводов, инициативах Вацлава Гавела, Леха Валенсы и прочих натовских сторонников из стран Восточной Европы, направленные на срыв сближения между Европой и Россией); стремление создать сложности нынешнему руководству Евросоюза; статус государств-сателлитов Вашингтона, готовых в любой момент выполнить любое желание американцев (как, например, размещение новых американских военных баз, скрытые полеты самолетов ВВС США или тайные тюрьмы ЦРУ); ярый антикоммунизм и ненависть к России, а также политика ее правящей буржуазии, основанная на угодливом заискивании перед США, – все это будет затруднять взаимное сближение между ЕС и Россией. К вышесказанному еще можно добавить нерешенные военные проблемы Европы и роль НАТО как тюремщика европейской независимости.

Если бросить взгляд из Европы, то становится очевидно, что приоритетом американской стратегии является создание трудностей для установления нормальных отношений между Германией и Россией, а если брать в более широком смысле, то между Евросоюзом и Россией. Для выполнения этой задачи США имеют в распоряжении плацдармы в виде бывших социалистических стран Восточной Европы, используют военные базы, угрозу развертывания противоракетного щита, существующие военные договоры и роль НАТО, разместившего на континенте более двухсот ядерных боезарядов, которые альянс не собирается ни демонтировать, ни выводить. В ходе дискуссий в НАТО канцлер Германии Ангела Меркель осторожно поставила вопрос об удалении ядерных боезарядов с континента, но подверглась столь жесткому давлению со стороны высокопоставленных американских должностных лиц, что в краткосрочной перспективе данная инициатива имеет весьма мало шансов на реализацию. А вопрос, между тем, стоит весьма остро: Евросоюз не имеет права на самостоятельные действия в военной области до такой степени, что даже не обладает точными сведениями о количестве американских ядерных боеголовок, размещенных на его территории! А США при этом не собираются соглашаться на политическую независимость Европы.

Но помимо американского диктата, именно европейская инертность и отсутствие стратегических целей у нынешних руководителей Евросоюза могут вырыть могилу для будущего Европы. Франко-немецкий тандем является лишь чисто конъюнктурным ресурсом, который управляет кризисом, охватившим Европу. Не существует единого европейского проекта, отсутствует собственное стратегическое видение ситуации, которое сделало бы упор на независимый политический курс Европы.

Давнишняя подчиненность НАТО втянули страны континента в военную интервенцию в Ираке, Афганистане и могут вовлечь их в любую колониальную авантюру агонизирующего империализма, который от этого не становится менее зверским, как подтверждают действия армии США в Ираке и Афганистане (это настоящие банды убийц, как явствует из секретных докладов, публикованных на сайте Wikileaks. Если кто-то сомневается, то может на него зайти). Лондон, в свою очередь, играет роль предателя, действующего в интересах врага. Неслучайно британская столица стала тем местом, где осуществляют свои операции крупнейшие финансовые спекулянты мира, подрывающих экономику европейских стран – Греции, Португалии, Испании – и саму европейскую валюту. Вряд ли Берлин и Париж пойдут на последовательное отмежевание от Вашингтона, но это единственный путь, если Европа хочет иметь хоть какой-нибудь вес во вновь создаваемом мироустройстве. Европа стоит перед выбором: либо упадок, либо создание нового союза, и в этом деле только Россия способна вдохнуть в Евросоюз жизненные силы и придать ему стратегическую направленность. Европа должна выбрать свою судьбу.

Оригинал: Europa elige su destino
http://www.rebelion.org/noticia.php?id=123072


Институт Посткризисного Мира