Точка зрения
03.02.11

Глобальная сделка во имя экономического роста

Гордон Браун, премьер-министр (2007-2010 гг.), канцлер казначейства (1997-2007 гг.) Объединенного Королевства и автор книги "По ту сторону краха: преодоление первого кризиса глобализации"

Обама прав в том, что перед Западом стоят не только большие проблемы, но и большие возможности. В последнее десятилетие мировая экономика была преобразована одним миллиардом азиатских рабочих, которые влились в ряды производителей промышленной продукции. В 2011 году, впервые за двадцать лет, Европа и Америка столкнулись с проблемой того, что Китай и остальной мир обойдет их в производстве, экспорте и инвестициях.

Тем не менее, рост в Азии также дает Западу беспрецедентную экономическую надежду. В этом десятилетии мир еще раз будет трансформирован ростом азиатских потребителей. К 2020 году внутренний рынок Азии вдвое превысит размер американского рынка. Мировой средний класс увеличится с одного до трех миллиардов человек.

Возможности для роста в Европе и США вследствие этого дополнительного глобального спроса огромны. Страны и компании, которые будут процветать на новых рынках Азии, должны будут предоставить технологические, изготовленные по запросам заказчика товары и услуги с высокой добавленной стоимостью, необходимые для обслуживания двух миллиардов азиатских потребителей.

Но ни Европа, ни США не находятся в достаточно сильной позиции, чтобы в максимальной степени использовать эти новые рынки. Запад должен снова восстановить лидерство в мире в инновациях и навыках, если он хочет воспользоваться возможностями, которые предоставляет Азия. В действительности, до тех пор пока Запад значительно не расширит свои капиталовложения в инжиниринг, науку и новые технологии, он будет маргинализирован странами, правительства которых поддерживают своих новаторов деньгами.

Инвестиционный план Обамы может стать фундаментом для формального глобального соглашения, которое обеспечит более высокий уровень роста во всех уголках мира и создаст миллионы новых рабочих мест. При таком соглашении Европа присоединится к США в повышении уровня инвестиций – дополняя инициативу «полета на луну» Америки структурной реформой, направленной на создание цифровой, «зеленой», энергосберегающей и конкурентоспособной экономики ‑ в то время как Китай будет играть свою роль, увеличивая потребление. Я считаю, что такие соглашения могут обеспечить годовой рост мировой экономики примерно на 3% к 2014 году ‑ и вывести из нищеты 100 миллионов людей.

Я представил этот план, когда возглавлял G-20 в Лондоне в 2009 году. Я стремился к тому, чтобы Восток и Запад взяли на себя обязательства по формальной стратегии, чтобы обеспечить более устойчивые результаты, чем те, которые обещают пакеты спасительных мер, которые мы в то время применяли вместе. Наше внимание было сосредоточено на том, чтобы рецессия не переросла в депрессию. Я доказывал, что это также был подходящий момент для разработки более прочной основы для роста.

В конце концов, не было достигнуто никакого согласия по целям общего экономического роста, и до сих пор не существует достаточной политической воли для согласованных действий для их достижения. С тех пор Америка и Европа показали рост значительно ниже своего потенциала (несмотря на огромный неудовлетворенный спрос во всем мире) и безработица выросла до 10% на обоих континентах (а уровень безработицы среди молодежи достиг тревожных 20%).

Соглашение по росту мировой экономики, которое ускользнуло от нас в 2009 году, остается незаконченной работой G-20. Первоочередные государственные инвестиции могли бы быть профинансированы за счет расширения Европейского инвестиционного банка. Китай уже заложил основу для своей части игры: его политика сяокан (сокращение масштабов бедности и расширения среднего класса) должна создать рынок на миллиарды долларов для западных товаров и услуг.

Запад должен предположить, что если Китай увеличит потребление на 2-4 процентных пункта от своего ВВП в течение следующих трех лет (вполне возможно, поскольку он улучшает свою систему социальной защиты, сокращает налоги и делает домовладения досягаемыми для обычных граждан), Америка и Европа увеличат свои государственные инвестиции на аналогичные суммы. Если другие азиатские страны сделают то же самое, а также договорятся о создании равных условий для экспортеров, мы могли бы создать около 50 млн дополнительных рабочих мест.

Конечно, на Западе инвестиционный план вызывает критику со стороны тех, кто предпочитает, чтобы мы ничего не делали, а только говорили о стратегиях роста. В действительности, критики утверждают, что увеличение государственных инвестиций вступает в конфликт с уменьшением дефицита, а также предупреждают о более высоких процентных ставках на фоне дальнейших расходов.

Но критики не правы относительно воздействия целенаправленных инвестиций на дефицит. Недавнее исследование, проведенное Международным валютным фондом, однозначно показало, что мы действительно можем выполнить планы по сокращению дефицита, одновременно получая выгоду от дополнительных капиталовложений, в которых нуждаются экономики США и Европы.

Моя экстраполяция модели МВФ показывает, что западные страны могут увеличить свой долгосрочный рост ВВП за счет значительного повышения их уровня капитальных вложений в течение трех лет. Годовой стимул, эквивалентный всего 0,3% ВВП, дает отдачу в США в 0,8% экономического роста в своем пике в 2013 году и 0,4% в Европе.

Этот подход, который обеспечивает рост и сокращение безработицы, не увеличивая дефицит, необходим для активизации частного сектора и мобилизации некоторого капитала, накопленного на корпоративных балансах в последние годы. Также он подчеркивает важность G-20 и МВФ в поисках глобального консенсуса сейчас.

Запад занимает хорошую позицию, чтобы сыграть свою роль в глобальном обновлении. Его исключительно высококвалифицированная рабочая сила производит товары и услуги мирового класса. Однако рабочую силу Запада не нужно обрекать на политику, которая преднамеренно ведет к десятилетию медленного роста и низкой занятости. Это может стать человеческой трагедией, а не только экономическим бедствием.

Перевод с английского – Николай Жданович

Источник: Project Syndicate

Институт Посткризисного Мира