Точка зрения
02.08.10

Сладкозвучная песня органов контроля за движением капитала

Эсвар Прасад (Eswar Prasad), профессор экономики в Корнеллском университете и старший научный сотрудник в Брукингском институте. Ранее занимал должность руководителя отдела финансовых исследований МВФ

ИТАКА, НЬЮ-ЙОРК. Контроль капитала снова в моде. Столкнувшись с резкой переоценкой валюты и боясь бума с ценами на активы, подогреваемого “горячими” деньгами, такие страны, как Индонезия, Корея и Тайвань, недавно предприняли шаги, чтобы ограничить приток капитала.

Нервные управляющие центральных банков на многих развивающихся рынках, включая Индию, сталкиваясь с давлением экспортеров, которых затронул увеличивающийся курс обмена валют, также подумывают над тем, чтобы осуществлять более широкий контроль притока капитала. Ранее в этом году Международный валютный фонд выступил за осуществление контроля за капиталом.

Давайте посмотрим, можно ли обосновать целесообразность нового увлечения контролем за перемещением капитала, если провести более тщательное изучение ситуации?

Контроль за перемещением капитала остается плохой идеей – идеей, которая намного более соблазнительна в теории, чем на практике. Более того, есть хороший повод для того, чтобы рассматривать приток капитала на развивающиеся рынки как возможность усилить внутренние рынки капитала, а не изначальную угрозу для финансовой стабильности.

Неограниченные потоки капитала в действительности могли бы обернуться катастрофой для экономики, которая имеет недееспособные финансовые рынки, высокий уровень коррупции и слабую денежную и финансовую политику. Поэтому может казаться разумным то, что развивающиеся рынки остановили и даже обратили прогресс, который они сделали по либерализации потоков капитала, для того чтобы, в первую очередь, навести у себя дома порядок.

Но повторное навязывание контроля за движением капитала не является плодотворной альтернативой. Когда стимулы для того, чтобы деньги плыли через границы, сильны, найдется путь ‑ учитывая распространение фирм, которые работают в многочисленных странах, и учитывая развитие торговли, ‑ который послужит каналом для маскирования потоков капитала и который поможет избежать контроля.

Даже в сильно регулируемой экономике, подобно китайской, массивные притоки капитала смогли найти свой путь в обход контрольных мер в течение последнего десятилетия. Более того, осуществление контроля над одним типом притока капитала просто приведет к тому, что он предстанет в других формах.

Органы контроля за движением капитала требуют больших расходов, даже если они не сумеют остановить приток капитала. Они создают защитную броню от конкуренции для тех, кто имеет лучшие политические и экономические связи или имеет значительные связи, чтобы обойти ограничения. Это ставит фирмы среднего размера – основных создателей рабочих мест – в очень невыгодные условия.

Навязывание контроля также порождает неопределенность по поводу политики страны. Крах фондовой биржи в Таиланде в декабре 2006 года, последовавший за введением умеренного налога на приток акционерного капитала, является примером того, что может случиться. В общем, игры в кошки-мышки, которые начинаются, когда власти пытаются опередить на шаг попытки инвесторов избежать контроля за капиталом, не способствуют ни стабильности, ни экономическому росту.

Развивающиеся рынки должны справиться с притоком капитала, найдя способы использовать иностранный капитал более эффективно, что подразумевает усиление внутренних финансовых рынков. Например, в Индии существует необходимость в финансировании крупных инфраструктурных проектов – необходимость, с которой вряд ли легко справятся местные банки. Придание большей свободы рынку корпоративных облигаций помогло бы иностранным инвесторам внести свой вклад в развитие инфраструктуры страны и при этом приносить хороший доход, так как производственный потенциал Индии увеличивается.

Еще один подход – далее либерализировать отток капитала, чтобы компенсировать приток. Это предоставило бы семьям и отечественным фирмам новые пути для инвестирования за границу и диверсификации своих портфелей. Действительно, Китай сделал это, позволив в рамках своей специфицированной внутренней программы институционального инвестора больше инвестировать за границу.

Ничто из этого не говорит о том, что риск для потоков иностранного капитала исчез и что развивающиеся рынки должны открывать сразу все свои счета движения капиталов. Международные финансовые рынки, которые страдают симптомом стадного поведения и другими патологиями, все еще действуют подчас очень неэффективно.

Мантры о хорошей финансовой и денежной политике, возможно, дадут некоторое утешение банкирам центральных банков или министрам финансов, отчаянно пытающимся предотвратить колебания потоков капитала и давление внутри страны, направленное на блокирование повышения цены валюты. Но поспешная реакция с целью затормозить повышение обменного курса, которое должно следовать после большого роста производительности, только способствует большему притоку капитала. В конечном итоге, только хорошая стратегия и более сильные финансовые рынки, а также другие институты помогут стабилизировать притоки капитала и справиться с ними.

Соблазнительные по своей сути, поспешные корректировки типа контроля за перемещением капитала просто создают фальшивое ощущение безопасности и откладывают необходимые изменения в экономике. Жестокая реальность заключается в том, что должностные лица в странах с развивающимися рынками не имеют иного выбора, кроме как активно управлять процессом либерализации, чтобы улучшить действия, направленные на повышение эффективности затрат, а не пытаться сражаться с неотвратимым.

Последнее рискует привести к самому худшему: огромные затраты на контроль за движением капитала и все осложнения во внутренней стратегии, связанные с нарушением потоков капитала, а также минимальная потенциальная выгода от притока иностранного капитала.

Источник: Project Syndicate

Институт Посткризисного Мира