Точка зрения
07.07.10

Банки Европы, кризис Европы

Дэниел Грос (Daniel Gros), директор Центра исследований европейской политики.

БРЮССЕЛЬ. Европа продолжает оставаться эпицентром “второго акта” глобального финансового кризиса, который сейчас видоизменился в кризис суверенного долга внутри еврозоны. Как могло это случиться, когда, по крайней мере, на бумаге, все проблемы, казалось, были решены во время майского чрезвычайного саммита ЕС, на котором была принята Программа европейской финансовой стабильности (EFSF) и на котором была гарантирована общая сумма финансирования, близкая к 1 триллиону долларов?


Те майские обещания за это время стали еще более конкретными. В Люксембурге был учрежден “орган для специальных целей”, и он может уже рассчитывать на сотни миллиардов евро гарантий от государств-членов.


Если все обещанные ресурсы (750 миллиардов евро, включая финансирование от Международного валютного фонда) использовались бы полностью, ЕС смог бы рефинансировать все страны, находящиеся в бедственном положении (Португалию, Испанию и Ирландию), на протяжении пары лет. Кроме того, Европейский центральный банк изъявил готовность покупать правительственные (и частные) облигации, если он посчитает, что функционирование рыночных инструментов ухудшилось.


Но эти официальные финансовые обязательства не впечатлили рынки. Спреды по испанским правительственным облигациям продолжают увеличиваться, и сейчас выше, чем они были до провозглашения EFSF. Также существуют зловещие признаки напряженности на межбанковском рынке, так как все больше и больше банков, подтверждая слабую уверенность в том, что стабильность системы была восстановлена, предпочитают вкладывать свои деньги в ЕЦБ, а не одалживать их другим банкам.


Объяснение здесь простое: проблемы, которые лежат в основе кризиса (ненадежное состояние греческих государственных финансов и ненадежное состояние испанского сектора недвижимого имущества) не были решены. Хотя в действительности с ними следовало бы легко справиться в панъевропейском контексте. Доля Греции составляет около 2% в экономике еврозоны; даже если она не выполнила обязательства по своим государственным долгам и восстановительная стоимость была бы только 50%, потери составляли бы 150 миллиардов евро, или 1,5% ВВП еврозоны.


Проблемы в Испании, возможно, немного сложнее, хотя по официальным подсчетам потери в банковской системе Испании составляют только 100 миллиардов евро. Но реальная проблема в Испании, возможно, заключается совсем в другом: воздействие французских, немецких и других банков на испанский сектор недвижимости.


Многие ссуды испанским застройщикам нужно списать. Но даже в самом худшем случае, совокупные потери испанских и других банков от вложений в испанский сектор недвижимости не превысят 300 миллиардов евро, или около 3% ВВП ЕС.


Таким образом, реальная трудность в том, почему проблемы той части периферии, которая вполне управляема, парализуют всю банковскую систему еврозоны. В конце концов, не будем же мы ожидать, что банковская система Соединенных Штатов рухнет только потому, что “жилищный пузырь” в Калифорнии или в штате Мичиган (схожем по размеру с Грецией) станет неплатежеспособным.


Основная причина, почему финансовые рынки Европы продолжают нервничать, заключается в том, что официально проблем не существует. Официально в Греции нет проблем с платежеспособностью, а реструктуризация ее государственного долга не является выходом. То же самое в Испании: согласно официальной линии, внутренний банковский сектор хорошо капитализирован.


Первое правило в том, как справиться с турбулентностью финансового рынка, заключается в осознании правды и масштаба имеющейся проблемы. Опыт Греции показал, что утверждение того, что проблемы не существует, может привести к витку увеличения премии за риск и к снижению уверенности.


В этом отношении, публикация результатов “стрессовых тестов”, проведенных в 100 крупнейших банках ЕС, обещанная на конец июля, определенно является шагом вперед.


Но существует еще одна и более важная причина, почему финансовые рынки остаются взволнованными: крупные вливания в европейскую банковскую систему остаются, в значительной степени, некапитализированными. Согласно статистике ЕЦБ, банки еврозоны имеют около 20 евро банковских обязательств (включая межбанковские долги) на каждый евро капитала и резервов. Это подразумевает, что на каждую потерю капитала в 1 евро, незамеченную в каком-нибудь банке, будет около 20 евро сомнительного долга.


Даже при самом худшем сценарии для Греции и Испании это подразумевало бы потерю 450 миллиардов евро в худшем случае. Фондов, мобилизованных к настоящему моменту согласно EFSF (750 миллиардов евро), было бы достаточно, чтобы справиться со всем этим – при условии, что потенциальные потери четко идентифицированы, и выделены необходимые фонды, чтобы с ними справиться. Однако этим подходом не пользуются.


Вместо этого, европейское финансирование будет использоваться только, чтобы помочь правительствам, которые, в свою очередь, нуждаются в деньгах, спасти свои банки. Однако, учитывая соотношение обязательства-капитал в банковском секторе, такой подход подразумевает, что потребность в финансировании становится астрономической: по сравнению с 450 миллиардами евро, если потенциальные потери останутся нераскрытыми и рассредоточенными, понадобится 9 триллионов в долговых гарантиях, чтобы обеспечить стабильность банковской системы еврозоны.


Одним словом, строгое стрессовое тестирование банков еврозоны (за которым последует обязательная рекапитализация) потребовало бы меньше государственного финансирования, чем распространение гарантий на всех.


Европа не сможет избежать кризиса на финансовых рынках до тех пор, пока не наведет порядок со своими банками. К несчастью, стратеги Европы дважды обманулись политически удобными взглядами на кризис – первый раз в 2007/2008 годах, предполагая, что финансовая болезнь пришла из США, и сегодня, обвиняя страны южной еврозоны в ведении необдуманной финансовой политики.
Но реальная проблема заключается в том, что банковская система ЕС так слабо капитализирована, что она не может нести какие-либо потери, она так взаимосвязана, что проблемы в одной стране подвергают риску всю систему. До тех пор пока проблемы баланса банков не будут разрешены, финансовые рынки останутся в напряжении.


Project Syndicate
http://www.project-syndicate.org/commentary/gros10/Russian

Институт Посткризисного Мира