Точка зрения
25.06.10

Возродить ОБСЕ

Денис Макшейн (Denis MacShane), член британского парламента.

20 лет назад лидеры стран Европы и Северной Америки встретились, чтобы положить конец холодной войне. Результатом этой встречи стала Парижская хартия для новой Европы – перспективный документ, подписанный 21 ноября 1990 года большинством европейских правительств, Канадой, Соединенными Штатами и Советским Союзом. Его задачей было заменить былые разногласия и противоречия на пространстве от Ванкувера до Владивостока новыми институтами общей безопасности. Он заложил основания Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, страны-участники которой пообещали улучшать отношения между собой, считать безопасность Евро-Атлантического пространства нераздельной и сотрудничать на основе взаимоуважения и общих демократических ценностей.


ОБСЕ должна была стать организационным выражением идеи панъевропеизма. На смену неформальным механизмам, которые 15 годами раньше были установлены Хельсинскими соглашениями, пришли постоянные структуры, в задачу которых входило предотвращать конфликты, упорядочивать сотрудничество в области безопасности, способствовать демократическим реформам и защищать права человека. Главы государств и министры иностранных дел должны были регулярно встречаться, чтобы разрешать проблемы европейской безопасности и определять приоритеты на будущее.


К сожалению, эти обещания не были исполнены. Вместо того, чтобы служить опорой европейского порядка после холодной войны, ОБСЕ стала отходить в наиболее важных вопросах безопасности Европы на второй план. Поворот России к авторитаризму ослабил основу общих ценностей, которая должна была объединять страны-участницы. Москва открыто заняла враждебную позицию в отношении функций ОБСЕ, связанных с правами человека и наблюдением за выборами, а также свободой прессы. Вторжение России в Грузию, споры о поставках энергии и ее неспособность разрешить замороженные конфликты усугубили обстановку взаимного недоверия.


В то же время, было бы несправедливо целиком возлагать вину за упадок организации на Россию. Саммиты глав государств ОБСЕ не проводились с 1999 года, и многие западные лидеры, похоже, утратили к ней интерес. Часть из них жалуется на отсутствие полноценной программы, которая могла бы привлечь их внимание. Однако если бы западные страны действительно собирались воплотить в жизнь идеалы Парижской хартии, они бы попытались самостоятельно разработать программу. Западную пассивность стоит винить в том, что происходит, в не меньшей степени, чем российский обструкционизм.


Сейчас в отношениях между Россией и Западом появляются первые признаки оттепели. Политика перезагрузки, начатая президентом США Бараком Обамой, позволила заключить важный договор о ядерном разоружении. Европа, Россия и Соединенные Штаты снова конструктивно сотрудничают по Ирану. Вдобавок тактичное поведение российского правительства в 70-ю годовщину бойни в Катыни подготовило почву для примирения с Польшей.


Все это весьма обнадеживает. Кровопролитие в Киргизии, входящей в ОБСЕ, демонстрирует необходимость решать проблемы безопасности на евразийском пространстве в режиме сотрудничества, а не соперничества. ОБСЕ могла бы обеспечить выход из этого кризиса. России следовало бы совместно со странами-членами Европейского Союза и НАТО поддержать попытки Казахстана, председательствующего сейчас в ОБСЕ, справиться с кризисом. С их поддержкой ОБСЕ могла бы сыграть важную роль в стабилизации Киргизии, помочь установить в ней добросовестное правительство и внести, таким образом, ценный вклад в безопасность Средней Азии в целом.


России и Западу следовало бы воспользоваться этой возможностью. Предложенный президентом Дмитрием Медведевым проект нового договора о европейской безопасности связан с очевидными проблемами. Многие считают их попыткой оттеснить ОБСЕ на обочину, парализовать НАТО и разделить Европу на сферы влияния. Однако вместо того, чтобы огульно отвергать предложения Медведева, Запад должен сам поднять вопрос об обновлении архитектуры европейской безопасности и сделать контрпредложение, которое утверждало бы западные ценности, признавая при этом законную роль и стремления России. При этом ОБСЕ должна поставить роль России в системе европейской безопасности в зависимость от того, насколько Кремль будет придерживаться ценностей и принципов, зафиксированных в Парижской хартии и Хельсинских соглашениях.


Одновременно западным правительствам следует разработать пакет предложений по реформе ОБСЕ, которые должны помочь организации справляться с будущими вызовами безопасности. Этот вопрос должен стоять на повестке дня саммита глав государств, который состоится в ноябре в годовщину подписания Парижской хартии. Здесь, безусловно, есть, что обсудить. Символически значимое председательство в ОБСЕ Казахстана – первой среднеазиатской страны и первой страны с большинством мусульманского населения в такой роли – это подходящий момент для того, чтобы рассмотреть ряд важных внешнеполитических вопросов нашего времени: о взаимодействии с усиливающейся Азией, о сотрудничестве в борьбе с терроризмом и об установлении порядка и стабильности в Афганистане.


Россия, Европа и Северная Америка должны признать, что сотрудничество по всем вышеназванным темам входит в их долгосрочные интересы. ОБСЕ либо превратится в площадку для создания нового партнерства в области безопасности, либо же идеи 1990 года будут продолжать отмирать, к общему ущербу.


Сейчас в отношениях между Россией и Западом, по-видимому, установилась новая оттепель. Это – идеальный момент для того, чтобы возродить ОБСЕ и вдохнуть новую жизнь в идею Евро-Атлантического сообщества, объединенного общим стремлением к миру и прогрессу.


The St. Petersburg Times (Россия)
http://inosmi.ru/europe/20100626/160862678.html

Институт Посткризисного Мира