Точка зрения
10.05.10

В чём смысл БРИК?

Джозеф С. Най-младший (Joseph S. Nye, Jr.), бывший помощник министра обороны США, профессор Гарвардского университета

САН-ПАУЛО. Бразилия, Россия, Индия и Китай недавно провели свою вторую ежегодную встречу в верхах в г. Бразилиа. Эти так называемые страны БРИК пользуются неослабевающим вниманием журналистов, но я, всё же, отношусь к данной концепции скептично.

Американский инвестиционный банк Goldman Sachs ввёл данный термин в 2001 г. для привлечения внимания к прибыльным возможностям, как он считал, «стремительно развивающихся» рынков. Доля ВВП стран БРИК выросла с 16% в 2000 г. до 22% в 2008 г. Совместно они перенесли последующий мировой экономический спад лучше, чем большинство других стран. Вместе они насчитывают 42% мирового населения и одну треть мирового экономического роста за последние десять лет. За исключением США (которые занимают третье место по количеству населения), ежегодный экономический рост в 2000-2009 гг. в четырёх остальных странах с наибольшим количеством населения – Китае, Индии, Индонезии и Бразилии – составил более 5-6 %.

Очевидно, что это хорошая новость для мировой экономики, но данный экономический термин получил собственную политическую жизнь, несмотря на то, что Россия не очень хорошо подходит в данную категорию. Как написала газета Пекинское Обозрение: «Когда в 2001 г. банк Goldman Sachs создал аббревиатуру БРИК, ни экономисты, ни остальной мир не предполагали, что Бразилия, Россия, Индия и Китай когда-нибудь всерьёз начнут разработку общей системы сотрудничества». В июне 2009 г. министры иностранных дел четырёх стран впервые встретились в Екатеринбурге для превращения данной звучной аббревиатуры в международную политическую силу.

Страны БРИК обладают 2,8 триллионов долларов США, или 42%, мировых резервов иностранной валюты (хотя большая их часть принадлежит Китаю). Поэтому в Екатеринбурге российский президент Дмитрий Медведев заявил, что «Невозможно создать эффективную мировую валютную систему, если используемые ценные бумаги номинируются лишь в одной валюте». После того, как Китай затмил США в качестве крупнейшего торгового партнёра Бразилии, Китай и Бразилия объявили о своих планах вести торговлю в своих национальных валютах вместо долларов. Несмотря на то, что Россия составляет лишь 5% торгового оборота Китая, две страны также заявили об аналогичной договорённости.

После недавнего финансового кризиса банк Goldman Sachs «поднял ставки», дав прогноз о том, что совокупный ВВП стран БРИК может превзойти совокупный доход стран «большой семёрки» к 2027 г., т.е. примерно на 10 лет раньше, чем предполагалось ранее. Подобные упрощённые экстраполяции текущего экономического роста часто оказываются ошибочными вследствие непредвиденных событий. Но, какой бы ценностью ни обладал данный линейный экономический прогноз, термин «БРИК» пока что не имеет особого значения в долговременном анализе взаимоотношений мировых сил.

Хотя встреча стран БРИК может быть удобной для согласования некоторой кратковременной дипломатической тактики, данный термин «смешивает в кучу» несопоставимые страны, обладающие огромными разногласиями. В том, чтобы объединять в одной организации Россию – бывшую сверхдержаву – и три страны с развивающейся экономикой, немного смысла. Из четырёх членов данной организации Россия обладает наименее многочисленным и наиболее образованным населением и гораздо более высоким доходом на душу населения, но важнее другое – многие аналитики считают, что в России идёт экономический спад, в то время как мощь других трёх стран постоянно растёт.

Сегодня Россия не только страдает больше других от последствий мирового экономического спада, но и столкнулась с тяжелейшими долговременными проблемами: с недостаточной диверсификацией экспорта, с серьёзнейшими проблемами демографии и здравоохранения, и, по словам самого Медведева, со срочной необходимостью «модернизации». Как недавно отметила газета The Financial Times, всего два десятилетия назад «Россия была научной сверхдержавой, проводя больше исследований, чем Китай, Индия и Бразилия вместе взятые. Теперь же она отстаёт не только от китайской науки, развивающейся стремительней других, но и от науки Индии и Бразилии».

Если внимательней посмотреть на цифры, становится понятно, что Китай с его ресурсами является центральным звеном БРИК, но роль Бразилии является приятным сюрпризом. Когда была изобретена аббревиатура «БРИК», газета The Economist возразила на это так: «Страна с такими же незаметными темпами роста, как и купальники у её женщин, терзаемая всевозможными финансовыми кризисами, представляющая собой место хронической политической нестабильности, чьи безграничные способности расточать свой очевидный потенциал являются столь же легендарными, как и её талант играть в футбол и проводить карнавалы, как-то плохо сочетается с данными новыми титанами».

Теперь же газета The Economist отмечает: «В некоторых отношениях Бразилия превзошла другие страны БРИК. В отличие от Китая, Бразилия является демократической страной. В отличие от Индии в ней нет ни повстанцев, ни этнических или религиозных конфликтов, ни враждебных соседей. В отличие от России, она экспортирует не только нефть и оружие, а к иностранным инвесторам относится уважительно».

Справившись с инфляцией и начав рыночные реформы в 1990-х гг., Бразилия показывает впечатляющие темпы экономического роста на уровне 5%. Обладая территорией, почти в три раза превышающей территорию Индии, населением в 200 миллионов, 90% которого является грамотным, 2 триллионами долларов США ВВП, что эквивалентно ВВП России, и доходом на душу населения в $10 000 (в три раза выше, чем в Индии, и почти в два раза выше, чем в Китае), Бразилия обладает впечатляющими ресурсами силы. Открытие в 2007 г. огромных запасов шельфовой нефти обещает превратить Бразилию также в значительную силу на энергетической арене.

В Бразилии, как и в других странах БРИК, есть много серьёзных проблем. Она занимает 75 место из 180 стран по индексу коррумпированности, присваемому аналитической организации Transparency International (Китай занимает 79-е место, Индия 84-е, Россия 146-е). Мировой Экономический Форум ставит Бразилию на 56-е место среди 133 стран в плане экономической конкурентоспособности (Китай – на 29-м месте, Индия – на 49-м, Россия – на 63-м). Также, серьёзными проблемами остаются бедность и неравенство. Коэффициент Джини (Gini) (распределения доходов) для Бразилии равен 0,57 (где 1,0 означает абсолютное неравенство, когда один человек получает весь доход); в США данный коэффициент равен 0,45, в Китае – 0,42, в Индии – 0,37, в России – 0,42.

Итак, насколько серьёзно аналитикам стоит относиться к термину «БРИК»? Как к показателю экономических возможностей, к нему можно относиться благосклонно, хотя было бы больше смысла, если бы Россию заменила Индонезия. В политическом смысле Китай, Индия и Россия являются конкурентами за господство в Азии, а Бразилия и Индия пострадали от заниженного курса китайской валюты. Таким образом, маловероятно, что БРИК превратится в серьёзную политическую организацию государств-единомышленников.

Project Syndicate
http://www.project-syndicate.org/commentary/nye82/Russian

Институт Посткризисного Мира