Точка зрения
02.03.10

Замедленный японский кризис

Кеннет Рогофф, профессор экономики и государственной политики в Гарвардском университете, в прошлом главный экономист МВФ.

ТОКИО. Если послушать американских, европейских или даже китайских лидеров, Япония – это экономическое будущее, которого никто не желает. Продвигая пакеты массивного стимулирования экономики и оказывая банкам огромную помощь, западные лидеры говорили своим народам: «Мы должны это сделать: в противном случае, нас ждёт судьба Японии – постоянный экономический спад и падение цен в течение десяти или более лет».

Китайские лидеры обожают указывать на Японию как на главную причину того, чтобы не допускать сколько-нибудь значительного роста курса своей валюты, ценность которой явно занижена: «Западные лидеры вынудили Японию допустить рост курса своей валюты во второй половине 1980-х гг., и посмотрите, какая катастрофа произошла после этого!»

Да, никто не хочет быть на месте этого падшего ангела – Японии, которая, будучи одной из самых стремительно развивающихся экономик мира в течение более чем трёх десятилетий, превратилась в экономику, которая последние 18 лет ползёт, как черепаха. Никто не хочет жить с такой травмой, как дефляция (падение цен), что постоянно случается в Японии. Никто не хочет иметь такую ненадёжную динамику государственного долга, как у Японии: уровень долга здесь значительно превышает 100% ВВП (даже учитывая наличие у Японии огромных резервов иностранной валюты). Никто не хочет из первоклассной мировой экономики превратиться в живой пример экономического застоя.

И всё же те, кто сегодня посещают Токио, видят процветание повсюду. В магазинах и в офисных зданиях наблюдается высокая активность. Рестораны забиты людьми, одетыми лучше, чем обычно одеваются жители Нью-Йорка или Парижа. В конце концов, даже спустя два десятилетия «экономического спада» доход на душу населения в Японии равен более чем 40 000 долларов США (по рыночному обменному курсу). Япония по-прежнему является третьей крупнейшей экономикой в мире после Соединённых Штатов и Китая. Уровень безработицы оставался низким на протяжении большей части её «упущенного десятилетия», и, хотя в последнее время он вырос, тем не менее, составляет лишь 5%.

Так что же происходит? Во-первых, всё выглядит гораздо мрачнее, если отъехать от Токио на расстояние двух часов езды, например в такое место, как Хоккайдо. Подобные не столь богатые удалённые регионы сильно зависят от проектов трудоустройства на госпредприятиях. Поскольку состояние государственного бюджета неуклонно ухудшается, рабочих мест становится всё меньше. Действительно, повсюду множество идеальных дорог, но они никуда не ведут. Пожилые люди переехали в деревни, многие из них выращивают свои фрукты и овощи; дети же давно уехали в города.

Даже в Токио атмосфера нормальности вводит в заблуждение. Два десятилетия назад японские рабочие могли ожидать получения огромных премий в конце года, обычно составлявших треть или более от их заплаты. Теперь подобные премии уменьшились до нуля. Действительно, благодаря падению цен покупательская способность основного дохода рабочих сохранилась, но всё же она снизилась более чем на 10%. Сегодня уверенность в надёжности рабочих мест гораздо ниже, чем когда-либо прежде: фирмы всё чаще предлагают временную работу вместо когда-то высоко ценившегося «пожизненного трудоустройства».

Хотя в Японии едва ли (уже) наступил кризис, состояние её бюджета день ото дня выглядит всё более тревожным. До настоящего времени правительству удавалось финансировать свои огромные долги локально, несмотря на выплату незначительных процентов даже по длительным кредитам. Удивительно, но японские вкладчики поглотили 95% государственного долга своей страны. Возможно, ожёгшись на обвале цен на акции и на крахе рынка недвижимости, когда в 1980-х гг. лопнул «финансовый мыльный пузырь», вкладчики предпочли вкладывать средства в облигации, которые они считали надёжными, – в особенности по той причине, что плавно падающие цены повышали их доходы, а не наоборот, как было бы в случае более нормальной инфляционной ситуации.

К сожалению, как бы хорошо Япония ни держалась до сих пор, она всё равно столкнётся с серьёзными проблемами. Прежде всего, в Японии постоянно снижается количество рабочей силы вследствие чрезвычайно низкого уровня рождаемости и глубоко укоренившегося сопротивления иммигрантам. Стране также необходимо найти способы повышения производительности тех рабочих, которые у неё есть.

Неэффективность сельского хозяйства, розничной торговли и государственных предприятий являются легендарными. Даже лидирующим японским экспортным фирмам из-за их нежелания противиться интересам своих семейных корпоративных кругов стало трудно сокращать производство менее прибыльных линий продукции, а также увольнять рабочих, которые данную продукцию производят.

По мере старения населения и уменьшения его численности всё больше людей станут уходить на пенсию и продавать те государственные облигации, которые сейчас они усердно скупают. Рано или поздно Японию ждёт её собственная «греческая трагедия», поскольку рынок требует гораздо более высоких процентных ставок.

Правительство будет вынуждено подумать о резком повышении бюджетных доходов. Скорее всего, Япония повысит свой НДС, который сейчас равен лишь 5%, что гораздо ниже европейского уровня. Но разумно ли будет повышать налоги при таком неизменно низком экономическом росте?

Инвесторы, ставившие против Японии в прошлом, сильно обжигались, явно недооценивая поразительную гибкость и стойкость японского народа. Но перспективы государственного бюджета выглядят всё более мрачными, а вероятность политического согласия за последние годы сильно снизилась.

В конечном счёте, правы ли иностранные лидеры, пугая свои народы страшными историями о Японии? Гипербола, безусловно, преувеличена: в особенности такие рассказы, по-видимому, радуют китайцев. Но и апологетам дефицита не стоит указывать на Японию как на причину того, что особо беспокоиться по поводу чрезмерных государственных пакетов стимулирования экономики не стоит. Способность Японии сражаться с колоссальными трудностями внушает восхищение, но риск предстоящего кризиса, несомненно, гораздо выше, чем считают рынки ценных бумаг.

Project Syndicate
http://www.project-syndicate.org/commentary/rogoff66/Russian

Институт Посткризисного Мира