Точка зрения
22.10.09

Все о российском бизнесе, мировой экономике и финансах

Сергей Алексашенко, директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ

1. Для чего сдерживается курс рубля и искусственно удерживается на плаву доллар США? Ведь, печатая рубли, мы тем самым способствуем инфляции в стране (в той части, когда наличная рублевая денежная масса начинает превышать в разы необходимую для нормального функционирования нашей экономики — как следствие обесценивания рубля). На ответ о том, что укрепление рубля не будет способствовать конкурентоспособности наших предприятий, возражу: при росте рубля по отношению к доллару США на государственном уровне возможно пропорциональное снижение стоимости энергосоставляющих. Ваше видение по данному вопросу? Спасибо.
— Если подробно, у меня неделю назад в газете "Ведомости" была большая статья. Я считаю, что укрепление рубля не идет на пользу российской экономике. Собственно говоря, проблема делится на две части. Первая — должен ли Центральный банк изменять курс рубля, укреплять его или ослаблять, а второе — зачем это делать. Платежный баланс России объективно складывается таким образом, что в стране формируется избыточное предложение валюты. ЦБ обречен на то, чтобы ее покупать. В принципе ЦБ может отпустить курс рубля в свободное плавание, но тогда мы должны готовы быть к тому, что доллар будет стоить 20-25 рублей. Потом, когда нефть подешевеет или резко вырастет импорт, доллар начнет движение в обратную сторону и будет стоить 30-35 или 50 рублей. Таким образом, не только бюджет будет зависеть от цен на нефть, но и курс рубля. В физике такое явление называется резонанс и ни к чему хорошему оно не приводит.


2. Какова, на ваш взгляд, реальная проблемная задолженность банков РФ в настоящее время?
— Я думаю, что никто не знает правдивого ответа. Но мы можем поговорить об этом. Недавно было объявлено, что крупнейшие банки реструктурировали 25 процентов своего кредитного портфеля. Можно смело говорить о том, что эти 25 процентов являются проблемными кредитами. То есть заемщики не могли вовремя обслуживать или погашать эти кредиты. Но в статистике ЦБ такие кредиты уже не являются проблемными. По официальным данным, проблемными являются 6-7 процентов кредитов, и это данные по российской методологии. В переводе на МСФО это составляет 15-18 процентов. Таким образом, получается, что совокупная проблемная задолженность превышает 40 процентов. Я думаю, что это примерно соответствует действительности.


3. Вчера на конференции по финансовому оздоровлению арбитражные управляющие говорили, что у российских компаний, попавших в процесс банкротства, нет потенциала для восстановления платежеспособности. Вы согласны с ними?
— Вы знаете, Лев Толстой сказал замечательную фразу, что все несчастные семьи несчастны по-своему. Мне кажется, что нет единого правила для оценки реального состояния российских компаний. С каждой нужно разбираться в отдельности. Конечно, есть такие, где собственники или менеджеры вытащили уже все. Может быть, даже два раза. А есть такие, которые могут восстановиться в течение какого-то периода времени.


4. Уважаемый г-н Алексашенко, почему во всем мире во время кризиса цены на товары падают, а в России растут, хотя зарплата падает? В первую очередь поднялись цены на тепло и электроэнергию, подняли налог на имущество, с Нового года опять поднимутся цены на тепло и электроэнергию. А жить-то как, если зарплата опять станет еще меньше, а некоторые вообще могут остаться без зарплаты, т. е. без работы? Может быть, победить этот кризис можно только с помощью очередной революции и все эти меры и направлены на то, чтобы разбудить народные массы?
— Судя по официальной статистике последние два с половиной месяца цены не растут. Это похоже на правду. Причина тоже понятна – сильное падение доходов населения. Росстат оценивает, что в сентябре они снизились в реальном выражении на пять процентов (к сентябрю прошлого года), и, по моим оценкам, этот процесс будет продолжаться как минимум до весны следующего года.
Конечно, государство «делает все возможное», чтобы противодействовать этому. Например, повышает тарифы на тепло, электрогоэнергию, транспорт. Но экономические законы обмануть нельзя. Это означает, что цены на другие товары будут снижаться. Потому что денег у населения больше не станет.
Доведет ли это все до революции? Не думаю. Уж больно апатично и безразлично ведет себя наше население. Такое ощущение, что оно смирилось со своей участью и уже ни на что не надеется – ни на себя, ни на власть.


5. Прогрессивное сообщество в России ждало от кризиса многого — а именно очищения. Должна была всплыть чудовищная неэффективность госаппарата, реальные масштабы коррупции, могли начать оживать политическая жизнь и полемика. Отсутствие денег могло оголить некомпетентность действующей верхушки, механизмы принятия решений, в конце концов — бесперспективность того пути, по которому мы идем (если мы вообще куда-то идем).
Всего этого не произошло. Все дефициты залили деньгами Резервного фонда и Фонда национального благосостояния — как будто и не было дыр в бюджете. Тут еще дорожающая нефть.
Не считаете ли вы, что экономику и общество вновь ждет консервация и никаких изменений не последует? Скажите, есть ли признаки, что хоть что-то изменилось? История с АвтоВАЗом, результаты региональных выборов мне говорят об обратном...
— Я не согласен с вашими оценками ситуации. Но при этом согласен с выводом. Неэффективность госаппарата отчетливо прослеживается в том, что большинство антикризисных решений принимаются в таком виде, что они просто не могут работать. Коррупция и давление на бизнес только возросли, это признают и президент, и премьер. Про бесперспективность того пути, по которому мы идем, не сказал только ленивый. Но вы абсолютно правы, что никаких изменений за этим пока не следует. Власти действительно сильно помогли деньги Резервного фонда, и именно поэтому она ведет себя так, как будто в стране ничего плохого не происходит. Но это не означает, что кризис прошел. Мне кажется, что основные события еще впереди.


6.1. Какой существует перечень инструментов по ограничению оттока капитала? И чтобы он был для экономики не слишком тяжел.
6.2.Почему финансово-экономический блок правительства игнорирует начиная с 2001 года весьма расхожее (в том числе в научных кругах) мнение, что пора бы посмотреть на международную антикризисную практику для переходных экономик и перестать загонять инфляцию в рамки 5-7%, активно препятствуя модернизации производства?
1. Для того чтобы капитал из страны не утекал, в стране должен быть благоприятный инвестиционный климат. То есть бизнес должен иметь больше возможности зарабатывать здесь, а не за рубежом.
2. Я не встречал такого расхожего мнения в научных кругах; более того, практика свидетельствует об обратном. Практически во всех развивающихся странах, которые действительно развиваются, инфляция находится на уровне ниже пяти процентов в год, и это не мешает, а напротив, способствует модернизации производства. Россия с 2001 года устойчиво находится в лидерах по уровню инфляции, время от времени проигрывая таким странам, как Венесуэла, Аргентина, Египет, Нигерия.


7. Есть мнение, что в мировой экономике еще никогда не было такого объема денег, как сейчас. Есть ли здесь какие-то риски кроме инфляционных процессов?
— Есть мнение, что умные люди учатся на своих ошибках, а дураки не учатся вообще. В годы Великой депрессии ЦБ многих стран очень рано начали ужесточать денежную политику, и это сильно усугубило проблемы того времени. К этому кризису денежные власти во всем мире сформировали единое мнение, что денежная политика в период быстрого спада не должна быть жесткой, а то, что мировые финансовые рынки практически остановились, потребовало ослабить денежную политику до невиданного ранее состояния. Риск для денежных властей сейчас состоит в том, что если начать зажимать денежную политику прямо сейчас, то можно спровоцировать новый виток спада мировой экономики. А если опоздать с закручиванием гаек, то можно разогнать инфляцию.

 

8.1. У вас нет ощущения, что планы модернизации экономики (развитие наукоемких производств, изменение структуры) так и останутся планами в связи с тем, что цены на сырье опять растут, приток капитала в Россию возобновился? Откуда возьмется воля что-то менять, бороться с коррупцией и т. д.?
8.2.  Когда активизируется кредитование банками населения, что этому поспособствует? И почему в правительстве не рассматривается вопрос о субсидировании части процентной ставки по ипотечным кредитам? Такая мера, на мой взгляд, позволит решить несколько насущных проблем.
1. Когда в 1987 году Михаил Сергеевич Горбачев начал говорить о гласности и перестройке, то сначала никто не обратил на эти слова особого внимания. Мало ли какое новое слово вводит в обращение новый генеральный секретарь. Однако через некоторое время мы поняли, что есть и гласность, и перестройка. Так же может оказаться с модернизацией, а может получиться и так, что все это останется только словами. Давайте подождем хотя бы полгода-год, и тогда можно будет точнее ответить на этот вопрос.
2. Я думаю, что кредитование населения начнется тогда, когда начнут расти доходы населения. И заемщики, и кредиторы должны быть уверены в том, что кредит будет обслуживаться и будет погашен. Когда растет безработица, а доходы населения падают, такой уверенности очевидно нет. Почему правительство не субсидирует проценты по ипотеке? Не знаю. Видимо, считает, что это не нужно. Я согласен с вами, что такая мера могла бы сильно изменить положение дел с улучшением жилищных условий нашего населения.


9.1. Правомерны ли действия Сбербанка по участию в покупке "Опеля"? Это не банковская деятельность.
9.2. Неужели не существует никаких нормативов в экономике, ограничивающих непомерные аппетиты так называемых хозяев для частных предприятий и "топ-менеджеров" — для предприятий с государственной формой собственности?
9.3. Поддержка обанкротившихся олигархов перед западными инвесторами. Что это? Боязнь,что взамен наших олигархов придут западные собственники — не карманные, а те, которые действительно могут потребовать рыночной экономики на деле. а не на словах. Или государство понимает свою вину в том, что само толкнуло этих собственников в руки западных банков, не давая кредитов в этой стране. А они, в свою очередь, пошли путем "пузыря", раздувая свою капитализацию.
9.4. Не считаете ли вы, что самая большая ошибка правящего класса в России - элементарная недооценка людей, проживающих в этой стране, прежде всего умственного их развития, неуважение к ним как к людям? Отсюда не выдерживающие критики пояснения тех или иных ляпов правительства.
1. Согласен, что покупка "Опеля" не является профильным бизнесом для Сбербанка. Герман Греф уже заявил, что он собирается в кратчайшие сроки продать эти акции. Наиболее вероятный покупатель — Внешэкономбанк. Это означает, что Сбербанк, как и "Газпром", стал инструментом в руках правительства. Это лишний раз свидетельствует о низком качестве корпоративного управления в госкомпаниях.
2. Вы не поверите, не существует. Для хозяев ограничениями являются личные моральные и этические нормы, а для топ-менеджеров — позиции государства.
3. Поддержка олигархов является признанием того факта, что в стране сформировался (по словами В. И. Ленина) государственный монополистический капитализм, где интересы государства и олигархов тесно переплетены между собой. Государство не заинтересовано в потере поддержки, которую оказывают нынешние олигархи. Поэтому государство готово за это платить.
4. Согласен. Ошибкой является и вера во всесилие вертикали и ручные методы управления.


10. Миновала ли угроза так называемой второй волны кризиса? Какие узкие места есть в российской экономике на данный момент?
— Второй волны в том виде, какой мы ее видели год назад, конечно, не будет. Основные проблемы российской экономики в том, что восстановление будет очень и очень медленным. И главных узких мест я вижу два. Первое – это кризис плохих долгов в банковской системе. Банки не могут кредитовать экономику, а власти не хотят расчищать их балансы. Второе – это неизбежное сокращение бюджетных расходов и сильный перекос их структуры в сторону социальных пособий.


11. В России было создано несколько особых экономических зон. Некоторые из них, например Алабуга в Татарстане, достаточно успешно привлекают инвестиции и создают производства. Скажите, пожалуйста, насколько весомый вклад может внести создание подобных экономических зон в развитие регионов? Возможно ли в современной России воплотить в жизнь идею модернизации и улучшения структуры экономики через создание особых экономических зон?
— Я не очень верю в то, что модернизация может быть проведена через создание особых зон. Я бы предложил всю страну превратить в такую зону. Это оказало бы гораздо больший эффект. Из тех зон, которые существуют сегодня, пока только Алабуга демонстрирует высокие результаты. С чем это связано? С тем, что там существует особая зона, или с тем, что в Татарстане (по оценке Мирового банка) сложился самый благоприятный в России инвестиционный климат? Это нужно изучать отдельно.


12. В последнее время мы можем наблюдать рост социальной напряженности в связи с сокращением персонала из-за закрытия или оптимизации убыточных предприятий. Здесь можно привести нашумевшие примеры АвтоВАЗа и Пикалево. Какие, на ваш взгляд, должны быть приняты меры, чтобы, с одной стороны, избежать роста социальной напряженности, а с другой — не мешать развитию бизнеса?
— Есть хорошая древняя пословица: кесарю кесарево, а слесарю слесарево (что положено Юпитеру, не положено быку). Поэтому социальными вопросами должно заниматься государство. И нет большей ошибки, чем превращать предприятия в собесы. Задачи бизнеса — двигать экономику вперед и создавать добавленную стоимость. Ни одна компания не может быть устойчивой, если ее деятельность приносит убыток, даже если этот убыток возникает из благих побуждений – нежелание увольнять излишних работников. Поэтому я считаю, что задачей менеджмента является нормализация дел в компании. То есть зарабатывание прибыли и выстраивание планов развития. А задача государства — поиск ответа на вопрос, что делать с безработицей.


13. Зачем нам Всемирная торговая организация? Ведь это же конец российской экономики.
— Нам с вами ВТО нужна для того, чтобы на российском рынке усиливалась конкуренция. Это будет приводить к повышению качества товаров и услуг и снижению цен на них. А теперь догадайтесь, зачем ВТО не нужна тем, кто об этом говорит.


14. На протяжении семи лет мы исследовали результаты экономической деятельности нескольких коммерческих организаций в нашем городе (средних, мелких и крошечных) и везде обнаружили проблему — отсутствие экономической рентабельности, игнорирование рисков и существование на грани гибели и даже трагедии. Кстати, все понесли серьзные потери еще до кризиса. Мы пришли к выводу, что в основании лежит одна проблема — отсутствие частной собственности, порожденная, скорее всего, объективными причинами (природа, демография, низкий уровень и величина платежеспособного спроса) и субъективными (менталитет). Ни то ни другое в ближайшей перспективе изменить невозможно. Следует ли тогда что-либо менять в общественной жизни? Может, разумнее и эффективнее изменить собственную жизнь, жизнь друзей, идейных сторонников и всем коллективно переместиться в пространстве, чем напрасно тратить ресурсы и здоровье во враждебной среде?
— Я не верю, что можно улететь на Луну и начать там новую жизнь. То, что вы рассказали, на профессиональном языке называется «неблагоприятный инвестиционный климат». Вы правы в том, что изменить его может и обязано государство. Все, что мы можем сделать с вами, — занять активную жизненную позицию и выразить свое мнение у избирательных участков.


15. Что, по-вашему, удерживает сейчас цены на нефть на уровне 75 долларов? Тайная договоренность стран или банальное раздувание нового пузыря? А ведь так соблазнительно опустить цену до 20 долларов и развалить Россию! Что нас спасает?
— Нас спасает то, что при 20 долларах развалится не только Россия, но и многие страны Ближнего Востока. Поэтому сейчас существует неформальное согласие о том, что цены на нефть должны удерживаться на уровне 60-70 долларов. С этим согласны и экспортеры нефти, и импортеры. Более высокая цена будет тормозить рост экономики, низкая цена – создавать экономические и социальные проблемы в нефтедобывающих странах. ОПЕК научилась регулировать предложение нефти и, судя по всему, достигает поставленных целей.


16. Уважаемый Сергей Владимирович, объясните, пожалуйста, почему ЦБ не является основным источником фондирования для банковской системы, как это реализовано в развитых странах, какие препятствия?
— Все дело в том, что Россия является страной с устойчиво положительным сальдо текущих операций. То есть приток валюты в страну от экспорта оказывается значительно больше расходов по импорту. Поэтому ЦБ вынужден постоянно покупать валюту и тем самым формировать дополнительное предложение денег. Банки, получая «бесплатные» деньги от ЦБ, не нуждаются в его кредите. Ситуация резко меняется в периоды падения цен на нефть (1998-й, 2008 годы), и тогда ЦБ должен создавать механизмы рефинансирования.


17. Есть люди, которые всегда будут думать, что ветер дует именно потому, что ветки качаются. Вы тоже считаете, что высокая процентная ставка не причина инфляции, а ее следствие?
— Я считаю, что высокая процентная ставка не является ни причиной, ни следствием инфляции (похоже, я вообще не знаю, почему дует ветер). Высокая процентная ставка — это оценка банками рисков, которые они берут на себя, кредитуя предприятия или население.


18. Каковы, на ваш взгляд, причины того, что государственные меры поддержки экономики оказались неэффективными? Назовите основные ошибки, которые допустили, по вашему мнению, государственные органы при реализации программ поддержки.
— Обратите внимание на разницу в терминах: во всем мире говорят о мерах по стимулированию экономики, то есть государство думает о том, как помочь экономическому потенциалу реализовать себя. В России говорят о поддержке. Поддерживают обычно не тех, кто растет, а тех, кто падает. С этим связана и неэффективность этих мер.


19. Сергей, вам не стыдно за дефолт 1998 года? Если нет, то поясните почему?
— Нет, не стыдно. Потому что я в то время делал то, что мог, на посту первого зампреда ЦБ. То, что кризис приближается, было очевидно. В конце 1997 года в «Основных направлениях денежной политики на 1998 год» ЦБ написал: слабое положение федерального бюджета может привести к серьезной макроэкономической дестабилизации. Есть вещи, которые вы не можете предотвратить, как бы вам этого ни хотелось. За события 17 августа 1998 года мне тем более не стыдно, так как за два дня нам удалось прийти к согласию относительного того, что нужно сделать в столь непростой ситуации. Хотя лекарство оказалось очень и очень болезненным, экономика отреагировала так, как мы и рассчитывали: промышленный рост начался в ноябре 1998 года.


20. Есть ли желание вернуться на госслужбу? И вопрос более широкий: в современных российских условиях какова, на ваш взгляд, роль личности в изменении системы? Что может изменить чиновник? Или нашу бюрократию можно изменить только приводя с собой команду?
— Изменить систему может только личность. Само по себе ничего не случается. Нелепо ждать, что через какое-то время жизнь изменится, при том что никто ничего не будет делать. Я не верю в то, что нет проблем, которые нельзя решить. «Кто хочет сделать, тот ищет способ, кто не хочет сделать, тот ищет оправдания». Есть ли желание? Уже нет. Мне четко сказали, что для меня места на госслужбе нет.


21. Выберите ответ, чего больше не хватает России: технологий или финансов?
— Мозгов.

Эксперт Online
http://www.expert.ru/interview/2009/10/22/aleksachenko_serg?esr=4

Институт Посткризисного Мира