Точка зрения
19.08.09

Слишком много зеленых

Уоррен Баффет, глава Berkshire Hathaway

Уоррен Баффет: гигантские вливания денег в экономику США могут быть обеспечены только печатным станком, и приведут к падению доллара

В природе каждое действие приводит к каким-либо последствиям – этот феномен называется эффектом бабочки. При этом последствия могут быть несоизмеримы по масштабу с самим действием. К примеру, в случае двукратного увеличения выбросов углекислого газа в атмосферу количество сопутствующих проблем может увеличиться вовсе не в два, а во много раз. Понимая это, мировое сообщество беспокоится по поводу парниковых выбросов и правильно делает.
Эффект бабочки наблюдается и в финансовом мире. США накачивают экономику потенциально опасным веществом – речь идет о «долларовых выбросах».

ПЕРЕДОЗИРОВКА
Несомненно, мы делали это ради достижения целей, которым я громко аплодирую. Прошлой осенью наша финансовая система оказалась на грани коллапса, и экономике угрожала депрессия. Кризис требовал от правительства мудрости, смелости и решительности.
К счастью, Федеральная резервная система и главные чиновники, отвечавшие за экономическую политику и в администрации Буша, и в администрации Обамы, более чем успешно справились со своими задачами.
Конечно, в чем-то они ошибались. Но как могло быть иначе, когда вокруг рушились, казалось бы, непоколебимые столпы нашей экономической системы? И все же полного краха удалось избежать, при этом существенную роль в спасении экономики сыграли вливания государственных денег.
Американская экономика была реанимирована и, похоже, станет постепенно восстанавливаться. Однако власти продолжают вводить огромные дозы денежных инъекций, и в скором времени мы столкнемся с их побочными эффектами.
Пока эти эффекты по большей части остаются скрытыми и, возможно, не проявятся еще долго. И все же, угроза, которую они представляют, может быть не менее серьезной, чем последствия самого финансового кризиса.

ДОЛГОВОЕ БРЕМЯ
Для того чтобы понять масштаб этой угрозы, нужно посмотреть на нынешнюю ситуацию в контексте истории. Если не принимать в расчет военные и первые послевоенные годы – с 1942-го по 1946-й, максимальный годовой дефицит бюджета США с 1920 года составил 6% ВВП.
В текущем финансовом году дефицит вырастет до 13% ВВП, более чем в два раза превысив рекорд мирного времени. В деньгах это составляет ни много ни мало $1,8 триллиона. В плане бюджета мы вступаем на неизведанную территорию.
Из-за этого гигантского дефицита чистый долг нашей страны стремительно растет. В текущем финансовом году он каждый месяц увеличивается больше чем на процент и вырастет, примерно, до 56% ВВП с 41%.
Следует признать, что у других стран, например Японии и Италии, отношение чистого долга к ВВП еще выше, и пока никто не знает, каким должен стать этот показатель в Америке, чтобы она утратила статус финансово безупречной державы. Но еще несколько таких лет, как нынешний год, и мы это выясним.
Растущий долг можно рефинансировать тремя способами: заняв средства за рубежом, заняв у собственного населения или включив печатный станок и запустив круговорот необеспеченных денег. Рассмотрим каждый из этих способов отдельно – и все в совокупности.

ПЕЧАТНЫЙ СТАНОК
Дефицит текущего счета – доллары, которыми мы пичкаем другие страны и которые затем должны быть инвестированы, – составит в этом году около $400 миллиардов.
Представим, что при довольно благоприятном сценарии получатели американской валюты, список которых возглавляет Китай, вложат всю эту сумму в американские долговые обязательства. Ничего, что подобный расклад – инвестиции только в гособлигации США, – вещь далеко необязательная: некоторые страны могут решить, что приобрести американские акции, недвижимость или даже целые компании было бы куда разумнее, чем скупать долларовые бонды. В последнее время такое мнение звучит все чаще.
Теперь рассмотрим вторую часть этого сценария – заимствования у собственного населения. Предположим, что американцы накопят $500 миллиардов – это намного больше, чем им удавалось откладывать до недавнего времени, но, возможно, вполне согласуется с изменившимися настроениями. Наконец, предположим, что население решит вложить все свои сбережения в американские гособлигации (частично через посредников вроде банков).
Даже при этих смелых допущениях Минфину придется найти еще $900 миллиардов, чтобы профинансировать оставшуюся часть $1,8-триллионного долга. Печатным станкам Вашингтона придется работать сверхурочно.
Для того чтобы остановить их, потребуется необычайная политическая воля. Учитывая, что государственные расходы сейчас составляют 185% от доходов, понадобятся серьезные изменения в области и налогообложения, и затрат. Оздоровленная экономика и близко не может позволить себе такой дефицит.

БАНАНОВАЯ АМЕРИКА
Законодатели правильно понимают, что повышение налогов или сокращение расходов поставит под угрозу их переизбрание. Чтобы избежать подобного развития событий, они могут допустить высокую инфляцию – за такое решение не нужно голосовать от своего имени, и, кроме того, рост цен нельзя объяснить действиями конкретного политика.
На самом деле, много лет назад Джон Мейнард Кейнс описал именно такой способ политического выживания во время экономической катастрофы: «За счет постоянной инфляции правительства могут незаметно конфисковать существенную часть богатства своих граждан... Этот процесс задействует все скрытые силы экономического закона для разрушения, и делает это так, что ни один человек из миллионов не может это заметить».
Хочу подчеркнуть, что не происходит ничего ужасного или разрушительного, если долг растет пропорционально доходу или активам. Если ресурсы отдельных людей, корпораций или стран увеличиваются, все они могут позволить себе нарастить долги. Америка до сих пор остается самой богатой страной на Земле, и ее кредитоемкость будет расти точно так же, как раньше.
Но мудр был тот человек, который сказал: «Все, что я хочу знать, – это где я умру, чтобы никогда туда не ходить».
Мы не хотим, чтобы наша страна превращалась в банановую республику, описанную Кейнсом.
Сейчас непосредственная задача состоит в том, чтобы поставить страну на ноги и добиться процветания, – и ремарка «чего бы это ни стоило» еще имеет смысл. Однако когда экономика восстановится, Конгресс должен будет остановить рост отношения долга к ВВП и следить за тем, чтобы наши обязательства увеличивались пропорционально ресурсам.
Из-за бесконтрольных парниковых выбросов могут растаять ледники. Из-за бесконтрольных «долларовых выбросов» неизбежно растает покупательная способность нашей валюты. Судьба доллара в руках Конгресса.

The New York Times (перевод)
http://slon.ru/articles/114992/

Институт Посткризисного Мира