Точка зрения
19.06.09

Диалог глухих по вопросам глобальной экономики

Рагхурам Раджан, профессор Школы бизнеса Чикагского университета и бывший старший экономист МВФ

ЧИКАГО. Пока правительства действительно пытаются вывести мировую экономику из рецессии, опасность протекционизма становится более реальной. Он проявляется в тех формах, которые не предвидели те, кто основал наши существующие глобальные институты. К сожалению, обсуждение торговых вопросов между странами сегодня во многом напоминает диалог глухих с обильным обменом банальностями, однако без достижения осуществимых и поддающихся проверке договоренностей. Сегодня есть насущная потребность в реформировании глобальных институтов – и более глубоком, чем это до сих пор себе представляла G-20.

Протекционизм заключается не только в увеличении тарифов на импорт; он заключается в любом действии правительства, которое меняет производство и размещение товара, услуг и капитала, чтобы поддержать национальных производителей, таким образом уменьшая общую производительность. Таким образом, например, давление правительства на мультинациональные банки, чтобы те давали кредиты только внутри страны или выводили ликвидные средства из иностранных филиалов – это протекционизм, как и инъекции капитала в мультинациональные компании с открытым требованием сохранения национальных рабочих мест.

Подобные действия представляют собой проблему не только потому, что они защищают неэффективные формы производства, но также потому, что иностранные государства отвечают тем, что принимают подобные меры в отношении своих национальных лидеров, и, таким образом, от этого проигрывают все. Количество неэффективных рабочих, защищенных этими мерами, уравновешивается количеством эффективных рабочих, уволенных иностранными мультинациональными компаниями в ответ на политическое давление в их родных странах. Возможно, большее беспокойство вызывает тот факт, что общество, особенно в бедных странах, которые не могут предпринять компенсационные меры, потеряет доверие в глобальную интеграцию, и мультинациональные компании будут восприниматься как троянские кони.

Кроме того, чтобы окончательно определить протекционистские меры, сейчас правительства планируют действия, которые повлияют на других во всем мире. Например, большой размер государственного долга, который допустят индустриальные страны, несомненно, поднимет процентные ставки и повлияет на стоимость заимствования развивающимися странами. Немного можно сказать о том, как можно изменить эмиссию развитых стран, чтобы минимизировать воздействие на глобальные рынки, а также какие можно разработать альтернативы для стран, которые подвергнуты локауту. Если развивающиеся страны оставят только с их средствами, то они заключат, что должны застраховать себя, восстанавливая запасы иностранной валюты до еще более высокого уровня – стратегия, которая, очевидно, нанесла удар по глобальному росту.

Нам необходимо, чтобы небольшая репрезентативная группа лидеров самых больших экономик мира регулярно встречалась для обсуждения подобных проблем, информируемая беспристрастным секретариатом, который будет представлять перед группой свой анализ. Изначально группа должна будет осуществлять давление со стороны на своих членов, чтобы придерживаться международных обязательств. Однако, по мере того как наладится принятие решений группой, а также обеспечится беспристрастность секретариата, членам группы нужно будет предоставить некоторое оружие, такое как возможность вводить коллективные экономические санкции для непокорных членов.

ООН слишком велика, чтобы выполнять подобную роль, а наиболее очевидный кандидат на такую группу – G-20 – не представителен. Однако есть представительная альтернатива – Международный монетарный и финансовый комитет (IMFC) – группа министров финансов и председателей центральных банков, которая встречается дважды в год, чтобы консультировать МВФ.

По мере того как IMFC может быть уменьшен в размерах (например, если страны еврозоны договорятся об общем представителе), появится возможность сделать его местом проведения встреч, во время которых страны будут говорить друг с другом, а не наговаривать друг на друга. Для достижения этой цели необходимо будет сделать некоторые изменения.

Во-первых, нужно будет увеличить частоту встреч, особенно во время кризиса, а уровень некоторых таких встреч должен быть повышен. Так, например, две встречи в год на уровне глав правительств и квартальные встречи на уровне министров финансов (и больше на уровне заместителей министров) предоставят достаточно времени для диалога, и, таким образом, для утверждения доверия, а также позволят установить мониторинг за обязательствами, взятыми главами правительства.

Во-вторых, постоянный исполнительный комитет МВФ, созданный в эпоху, когда перемещение было дорогостоящим, а общение затруднено, состоящий из правительственных чиновников среднего уровня, должен быть упразднен. Важные решения должны приниматься IMFC и другими лицами, уполномоченными управлять МВФ. Сегодняшние исполнительные директоры, как правило, не имеют полномочий брать на себя обязательства от имени своей страны, таким образом, их усилия часто касаются мелочей. Также в попытке сохранить свое влияние исполнительный комитет постоянно старается удержать IMFC от обсуждения каких-либо существенных вопросов.

В-третьих, очевидный секретариат – это МВФ. К сожалению, Фонд не считается беспристрастным, особенно странами, которые обожглись на его условиях предоставления кредитов в прошлом.

Тем не менее, МВФ стал намного нейтральней, чем его считают – хотя он мог бы предпринять больше шагов для того, чтобы отдалиться от своего прошлого. Такие меры включают отмену прав любого региона или страны на назначение менеджмента МВФ; разрешение Фонду заимствования средств на рынках, что позволит не дожидаться разрешения ключевых стран на расширение кредитной базы; упразднение официального права вето любой страны в самых важных вопросах; а также установление своей повестки IMFC, а не внешними органами.

Индустриальные страны должны быть довольны тем, что развивающиеся страны будут нести большую ответственность за результаты глобальной экономики, а не только сетовать на недостаточность своего голоса и представительности. Развивающиеся страны, в свою очередь, получат больше голоса, но также будут вынуждены давать идеи (и ресурсы) по борьбе с глобальными проблемами. И благодаря этому мы, возможно, но не обязательно, сохраним веру в глобализацию.

Project Syndicate, июнь 2009
http://www.project-syndicate.org/commentary/rrajan5/Russian

Институт Посткризисного Мира