Точка зрения
17.12.09

Директор Лондонской школы экономики Говард Дэвис: «Я не хочу сказать, что вторая волна кризиса – это неизбежный исход. Но риск велик»

Говард Дэвис за свою долгую карьеру успел побывать и политиком, и чиновником самого высокого ранга, и ученым, и консультантом. Он работал в консалтинговой компании McKinsey, в британском МИДе, был помощником министра финансов, председателем британского аналога нашей РСПП, зампредом Банка Англии. После на него была возложена задача по созданию органа, который контролировал бы все британские финансы. На посту главы Financial Services Authority он в 1997 – 2003 гг. выстраивал систему регулирования одного из мировых финансовых центров и, как никто другой, понимает причины краха мировых финансов.

Теперь у него есть возможность передавать свои знания другим, будучи директором Лондонской школы экономики (LSE), и уделять больше времени искусству (а Дэвис – не только ценитель прекрасного, но и менеджер от искусства).

Впрочем, его деятельность не ограничивается работой в LSE и открытием галерей. Дэвис по-прежнему востребован как специалист по финансам – и не только в самой Великобритании. Он консультирует транснациональные корпорации, инвестбанки и государственные инвестфонды.

Судя по тому, что Дэвис рассказал в интервью Slon.ru, советы, которые он дает своим клиентам, довольно мрачны. Несмотря на то, что опасность дефолта Дубая, по его мнению, миновала, история с Dubai World сильно навредит многим госкомпаниям по всему миру – в том числе и в России. Рынки акций он считает сильно переоцененными, а вторую волну мирового кризиса – вполне вероятной.


ЭХО ДУБАЯ

– Сегодня главная новость – спасение Dubai World. Как Вы считаете, это уже конец истории – счастливый конец – или нам стоит еще ждать неприятных сюрпризов?

– Сам Dubai World, если [эмират] Абу-Даби решил поддержать его, расплатится с долгами. И вся эта шумиха вокруг него уляжется. Но я думаю, что Дубай вынужден будет поумерить свои амбиции. Потому что я не верю, что Абу-Даби даст ему вечную индульгенцию. Детали о поддержке, которую Абу-Даби оказывает, пока нам не известны. Но я был бы удивлен, если выяснится, что Абу-Даби готов поддерживать все те великие идеи и проекты, которые есть у Дубая.

История Дубая не повторится – в том смысле, что он не будет уже той историей успеха, о которой мы все много слышали. Ситуация с Dubai World напугала многих. И теперь участники рынка будут более осмотрительными и будут проявлять меньше желания давать Дубаю взаймы в будущем.

Будут и другие последствия. Проблемы Дубая затронули многих людей. И они станут теперь пристально следить за правительствами стран, чья ситуация с долгами рискованна. Греция – наиболее очевидный пример. Есть и другие страны, например, Ирландия и в некоторой степени Великобритания.

Также внимание будет сосредоточено на государственных организациях, которые не полностью поддержаны правительством. Пока не вылезла вся эта ситуация с долгами, все полагали, что обязательства Dubai World гарантированы правительством. А потом вдруг обнаружили, что ничего подобного. Что все равны, но некоторые равнее – и в их числе Dubai World не оказалось. Поэтому теперь особенно внимательно будут следить за тем, какая на самом деле поддержка гарантирована госкомпаниям. И кредитовать их, исходя из этого. Это породит множество последствий для госкомпаний по всему миру.

– А как насчет других подобных Dubai World организаций? Вы, насколько мне известно, являетесь советником Government of Singapore Investment Corporation. Это тоже громадная государственная компания, которая непрозрачна и не поддержана большими нефтяными доходами. Прямо, как Dubai World. Не может ли здесь быть той же угрозы?

– Нет. Это довольно-таки разные вещи. Проблема Дубая – это проблема заемщика. Ведь Dubai World – это чистый заемщик, причем, в огромных масштабах. А GSIC – это инвестор, госинвестфонд. Их деньги идут из большого профицита текущего счета. В Сингапуре нет нефти, но есть большой профицит торгового баланса...

– Уже нет...

– Ну да, временно нет. Но годами у них были громадные профициты, исчисляющиеся в общей сложности сотнями миллиардов долларов. Так что ситуации совсем разные.

– Но есть ли компании, похожие чем-то на Dubai World? Есть ли такие, которых могут ожидать схожие проблемы?

– У госинвестфондов не будет таких проблем. Dubai World – это не инвестор, а заемщик. Девелопер. И вот у таких организаций – государственных заемщиков – будут проблемы, в частности, из-за пересмотра отношения к ним кредиторов после ситуации с Дубаем. Таких компаний по всему миру много. Они есть и в России. В каких-то обстоятельствах правительство не сможет полностью их поддержать. Это относится к госкомпаниям в Мексике, Бразилии, даже Китае.

Китайские власти уже сталкивались с такой проблемой. К примеру, Guangdong Investment Corporation – правительство решило не поддерживать их, так как они занимали слишком много (имеется в виду громкое банкротство в 1999 г. Guangdong International Trust and Investment Corporation, которая контролировалась администрацией провинции Гуандун – Slon.ru).

Существует множество госкомпаний, которые не поддерживаются государством в полной мере. К примеру, электроэнергетические компании. Государство вполне может сказать: «Нет, мы не собираемся выплачивать вам долги этой компании. Вы, может быть, получите, в конце концов, свои деньги, но это будет позже, в будущем». Именно такого рода компании и их кредиторы могу оказаться в беде.

– Может ли крах подобных компаний вызвать крах самого государства?

– Я не могу ответить на этот вопрос. Для этого нужно анализировать состояние дел в этих компаниях, их размер относительно ВВП государства, которому они принадлежат, состояние самого государства и так далее. Я такой информацией в полной мере не владею, а без этого любой мой ответ будет лишь спекуляцией.


ЭКОНОМИКА В ОПАСНОСТИ

– Какие основные изменения произошли в мировой экономике с тех пор, как вы в прошлый раз посещали Россию?

– Тогда все было очень плохо. Когда я был здесь в прошлом году, мы входили в рецессию, Россия же пока в нее по-настоящему еще не вошла. За последние 12 месяцев российская экономика упала примерно на 9%, экономика Великобритании – примерно на 5%. Тренды с мировой экономике были довольно разнонаправленными. Большинство развитых экономик (о Великобритании, правда, этого сказать нельзя) уже выходят из рецессии, пройдя через довольно болезненные процессы. Развивающиеся страны пока не все оправились от кризиса. Но в любом случае, нам предстоит еще долгий путь, прежде чем мы придем к нормальным экономическим условиям.

– В прошлый раз мы с вами говорили о реформировании финансового регулирования на международном уровне. Вы предлагали создать что-то вроде финансовой ВТО. Стали ли мы за прошедшее время ближе к этой идее?

– Мы стали ближе на один шаг. Один маленький шаг был сделан в этом направлении. Форум финансовой стабильности был преобразован в Совет по финансовой стабильности. Это сигнал к тому, что проблема стала важнее. Лидеры G20 хотели бы полагаться на этот орган в выработке новых подходов к регулированию, повышению дисциплины, созданию новых органов. Совет свидетельствует о том, что это стало более актуальным вопросом. Пока нет полномочий к тому, чтобы требовать от стран принимать нормы регулирования и жить по одним правилам. Это пока не [аналог] ВТО. Но это маленький шаг в направлении того, о чем не говорят на саммитах G20. Чтобы брать на себя ответственность за изменение системы. Но это, конечно, займет немало времени. Это пока что политические полномочия, а не узаконенные полномочия.

– Не кажется ли Вам, что желание лидеров G20 строить новую финансовую архитектуру, проводить реформы стало меньше? В прошлом году все были сильно напуганы. А сейчас уже нет.

– Это, скорей всего, не совсем так. Потому что все были слишком напуганы тем, что произошло, чтобы быстро отказаться от своих намерений. И не будем забывать, что проблемы в мировой экономике не закончились. Яркие примеры тому – и Дубай, и Ирландия. И Бразилия, которая установила контроль над потоками капитала. Мировая финансовая система до сих пор не действует в нормальном режиме. Очень многое идет не так, как надо. Я думаю, политики продолжат концентрировать внимание на этих вопросах. Нужно посмотреть, какие результаты будут у саммита в Сеуле. Но я думаю, они все еще сильно заинтересованы в реформах.

– Какие, по Вашему мнению, основные угрозы мировой экономике на ближайшую перспективу?

– Думаю, это то, как ведут себя фондовые рынки. Сейчас они ведут себя так, будто проблемы решены, все в порядке. Но я в это не верю. Есть риск, что экономический рост разочарует. Тогда мы увидим падение фондовых рынков. Разовьется новый кризис доверия (а прежняя волна кризиса как раз с этого и началась). Очень жаль, что рынки сейчас ведут себя именно так. По моему мнению, они переоценены.

Еще одна угроза – это то, что правительства собираются сокращать заимствования. Причем, уже очень скоро. У некоторых государств проблемы с долговой нагрузкой. Для России эта проблема не слишком актуальна. Но страны вроде Греции, Ирландии, Великобритании и даже США не могут долго продолжать заимствовать в том же темпе. И когда они станут меньше занимать, это будет оказывать угнетающее воздействие на экономику – ее рост замедлится. И есть риск того, что это подтолкнет нас ко второй волне. Я не хочу сказать, что вторая волна кризиса – это неизбежный исход. Но риск велик.

Автор: Александр Кияткин

Источник: Slon

Институт Посткризисного Мира