Точка зрения
23.06.09

Глобальный кризис: что дальше?

Выступление на Конференции Всемирного банка (уроки из опыта стран Восточной Азии и мирового финансового кризиса) во вторник в Сеуле. Здесь изложены краткие тезисы.

Существуют два мнения о глобальном финансовом кризисе и – что более важно – о том, что будет дальше. Первое разделяют практически все должностные лица правительства США, стран G7, Западной Европы и за ее пределами. Второе совершенно неофициальное – ни один государственный чиновник пока не был уличен в приверженности этой точки зрения. Тем не менее, это неофициальное мнение пользуется большой поддержкой и может быть даже получит статус концепции с течением времени по мере развития событий.

Официальная точка зрения заключается в том, что осенью 2008 года произошел досадный инцидент. В центре мировой финансовой системы, в Соединенных Штатов, вдруг возникла нестабильность.

Предположительно эта нестабильность стала причиной, – хотя большинство официальных заявлений начинается с фразы "у кризиса было много причин", – но это так уж важно, поскольку возникла необходимость немедленных и решительных макроэкономических действий со стороны политиков.

Официальная стратегия, например, как четко заявил Ларри Саммерс, заключается в том, чтобы поддержать банковскую систему всеми финансовыми средствами, имеющимися в распоряжении официального сектора. Это включает в себя крупные суммы наличных денег, любезно предоставленные Федеральной резервной системой в качестве кредитов; неоднократные попытки убрать "плохие активы" в той или иной форме, и – очевидное манипулирование – внезапная терпимость со стороны органов регулирования, как это случилось в ходе недавних стресс-тестов.

Но самое главное, эта политика включает в себя массовые налоговые стимулы, когда все сказанное сделано, и это привело к тому, что соотношение долг/ВВП в США почти удвоился (с 41% ВВП, на начальном этапе, до 80% от ВВП сейчас).

Это не удивительно, так как неограниченно и по существу без всяких условий ресурсы бурным потоком наливаются в финансовый сектор. Это делается для повышения доверия в этом секторе, и по крайней мере временно эти меры помогли восстановлению доверия на финансовых рынках.

И теперь, почувствуйте разительный контраст между теми масштабными действиями, которые предпринимаются на макроэкономическом фронте, и официальным консенсусом по поводу относительно небольших корректировок в нашей системе регулирования, которых (по мнению политиков) будет достаточно, чтобы "закрыть дело" – и, вероятно, предотвратить в дальнейшем повторения проблем на этом уровне. Если точные причины и соответствующее им лечение не слишком ясны, то перечень корректив мог бы быть лучше.

Это, в конце концов, кризис экспертов – они выступали за дерегулирование, они снижали стандарты управления рисками в крупнейших финансовых компаниях, к их мнению прислушивались на заседаниях совета директоров, – и теперь они же занимаются устранением проблем.

Не смешно ли?

Вторая точка зрения, конечно, выглядит скорее скептической относительно того, что мы действительно выходим из кризиса, в любом смысле. С этой точки зрения, основной причиной кризиса, и это объяснение гораздо проще, является чудовищное разрастание финансов в экономике США и других стран, а особенно это проявляется в росте крупных банков, которые неизбежно влияют на позиции правящих политических и культурных сил.

Если размер, характер и влияние финансов является проблемой, то официальная точка зрения совершенно не соответствует размерам предполагаемого урегулирования. В лучшем случае накачанные огромные ресурсы в финансовый сектор послужат некоторой отсрочкой дня расплаты и, вероятно, в конечном счете увеличат итоговые совокупные потери. Скорее всего Мать Всех Бейлуатов уже вынашивает в своем чреве дитё грядущего чудовищного кризиса.

Мы удвоили наш национальный долг (в процентах от ВВП) – для чего? Для дальнейшего закрепления ренты множества корпораций, которые названы правительством "слишком большими, что дать им погибнуть", и теперь политики не станут принимать никаких мер, чтобы раздробить их или как-то иначе ограничить их размер.

Нам нужно вырваться из плена финансового сектора, который стал невыносимо большим.
Мы можем сделать это по-разному, и нет необходимости быть догматичными в любых потенциальных подходах к решению проблемы – если это работает политически, то надо сделать это. Но различные текущие предложения для решения этих вопросов – как со стороны администрации, так и ведущих комитетов конгресса – не приведут к прогрессу.

Если продвижение в этом направлении не представляется неизбежным, то вероятные последствия или – если хотите – побочный ущерб, будут ужасными. Вы можете убедиться в этом, так как нас ждет неизбежное повышение налогов в будущем, снижение темпов роста, уменьшение нашего инновационного потенциала, умирание действительно производительного предпринимательства. Для многих людей это будет болезненным, это должно быть просчитанным, – и думаю, труднее всего определить, что необходимо сделать и кем это должно быть сделано.

"Достаточно малый для того, чтоб дать ему погибнуть" – этот принцип может в конечном итоге возобладать – по крайней мере, разумные идеи позволяли США в прошлые времена справляться с трудностями – но это займет некоторое время. Официальный консенсус всегда кажется непреложным вплоть до момента, когда он меняется полностью и навсегда.

Автор: Саймон Джонсон

Источник: RGEmonitor (перевод)

Институт Посткризисного Мира