Точка зрения
04.09.13

Саммит G20: мировые финансы важнее Cирии

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости

Деньги требуют, чтобы все сидели за одним столом и договаривались. Сирия - это не саммит, это - "на полях" такового, убежден Дмитрий Косырев.

А ведь действительно интересно — как будет выглядеть обсуждение сирийской темы на саммите "Группы двадцати" в Санкт-Петербурге 5 и 6 сентября? Мнения ведущих 20 экономик мира по этому вопросу резко различно. И что тогда — разные группы стран будут собираться по фракциям, на лужайках, чтобы никто не подслушал?

Но вообще-то, Сирия — это не саммит. Это — "на полях" такового. Главная тема саммита касается того, как заканчивать мировой кризис и переходить к нормальному росту. И заметьте: никакие споры, никакие локальные войны и никакие перебежчики типа Эдварда Сноудена даже намеком не ставили под вопрос проведение этого съезда ведущих мировых лидеров в Санкт-Петербурге.

Потому что деньги, то есть мировые финансы, все-таки важнее всего прочего. Деньги требуют, чтобы все сидели за одним столом и договаривались.

Почему экономики замедляются?

Российское председательство в клубе мировых экономических лидеров пришлось на поворотный момент в том кризисе, который начался осенью 2008 года. Раньше вопрос стоял так: чтобы не обрушиться всем вместе, надо вести себя осторожно и договариваться. Например, не девальвировать валюты, ставя этим в невыгодное положение прочие страны. А если все-таки девальвировать, то аккуратно и предсказуемо.

Сейчас проблемы немножко иные: может, мы все и уцелели, но почему тогда экономики замедляются по всей "двадцатке"? По всей — то есть даже в Китае и Индии, которые фактически вытащили своим ростом мир из того самого кризиса? Как преодолеть это торможение и перейти к общему росту, то есть нормальной жизни?

"Двадцатка" не принимает решений, обязательных для всех, суверенитет наций никто еще не отменял. Но эффект ее силен потому, что круглый год эксперты, чиновники среднего ранга и прочие находятся в контакте друг с другом, объясняя намерения и мягко подсказывая друг другу, что случится, если некоторые намерения и правда будут проводить в жизнь. Лидеры тут только часть картины, пусть важная.

И вот пример: буквально в последние недели перед петербургским саммитом стало ясно, что надо в очередной раз разбираться с США и с американскими намерениями выскочить из кризиса первыми. То есть прекратить политику скупки проблемных активов и, соответственно, накачивания экономики деньгами.

США, как известно, не просто суверенны, а куда сувереннее других. Никакие "двадцатки" не могли диктовать стране, как ей выходить из кризиса. И, в общем-то, если они говорят о прекращении стимулов — значит, сделают. Но вот результат: финансовые потоки только из-за разговоров о скором конце стимулов потекли в сторону США. Ожидается, что если американцы перестанут печатать доллары в нынешних количествах, то доллар (и курс многих акций) вырастет.

А откуда текут деньги? В том числе из стран БРИКС (включая Россию), героев уходящего кризиса. И вот Китай вместо 12% роста переходит к 7% или что-то около того, в Индии валютный кризис и много других проблем… А хорошо ли это для тех же США и Европы? Кому тогда они будут продавать продукцию? Об этом в нашей Северной столице и будут говорить.

Российское председательство выдвинуло, как и положено, ключевые темы годовой работы "двадцатки". Сводятся они к тому, чтобы создавались новые рабочие места и ускорился рост. Что актуально на фоне опубликованных летом прогнозов Всемирного банка: итоги роста всей мировой экономики в этом году будут не 2,4%, а 2,2%.

И главным итогом саммита, похоже, станет понимание того, что дальше делать — улучшать инвестиционный климат, или не давать США или Японии забегать впереди прочих со своим отказом от антикризисных мер, или и то, и другое.

И все-таки — политбюро?

Как повлияет на эту дискуссию сирийская ситуация и то, что она кем-то как-то будет, конечно, обсуждаться "на полях" саммита? Или даже на какой-то особой его сессии?

Ответ: никак не повлияет.

Конечно, экономически не очень просвещенные медиаперсонажи уже обозвали саммит "сирийским", так это ведь очень типичный случай. Любые мероприятия такого рода — евросоюзовские, АТЭС или что-то подобное — описывать и понимать очень сложно, они и для участников-то сложны. Тогда медиаперсонажи берут актуальную на данный момент кризисную тему, задают вопрос по ней выбегающему из зала высокопоставленному участнику, тот что-то отвечает… Это ведь несложно. Вот вам и "сирийский саммит".

Итак, экономика побеждает политику? Да. Вспомните, как все начиналось: осень 2008 года, Европа слышать не хочет имя Джорджа Буша, Москва и Вашингтон чуть не дошли до войны из-за Грузии… Но нависший крах мировых финансов мгновенно собрал за одним столом всех лидеров. И никакие политические склоки минувшего пятилетия им пока что не мешали.

Мало кто знает, что на самом деле "двадцатка" была создана не в 2008-м, а в 1999 году, по итогам "азиатского" финансового кризиса. Это еще тогда все поняли, что не надо подрывать экономики стран Азии — плохо будет Америке и вообще всем.

Но та "двадцатка" работала на уровне министров и без шума. Причем идея была в том, что богатый и гордый "первый мир" должен вести диалог с новыми развивающимися экономиками, чтобы не создавать себе же неприятности. Кстати, мало кто знает, что стран в "двадцатке" на самом деле 19, а двадцатый член — это Евросоюз как организация.

А когда пришел 2008-й, стало ясно, что мир надо спасать, и вспомнили: есть такая "двадцатка", механизм работает, его надо просто поднять на высший уровень.

Но ведь речь идет о команде лидеров, руководящих 90% мирового ВВП, 80% мировой торговли — да это же мировое политбюро. Власть.

Тогда же стало ясно, что "группа восьми" окончательно распрощалась с иллюзиями, что она правит миром: мир изменился. Он не может без Китая (ставшего с тех пор второй экономикой мира), Индии, России и даже таких членов "двадцатки", как не любящая Сирию Саудовская Аравия или Мексика.

Но уже в 2009 году, на третьем саммите, "двадцатка" постановила, что она "принимается его участниками в качестве главного форума для осуществления международного экономического сотрудничества". То есть никакой политики.

И это понятно: кризис — главное, прочее подождет. Никаких "политбюро" по вопросам морали, ценностей, международного права или войны: только бизнес.

И вот сейчас — Сирия. А если на саммите в Санкт-Петербурге и вправду кто-то что-то решит насчет этого международного кризиса? Тогда окажется, что "двадцатка" действительно управляет миром? Все возможно.

Источник: РИА-Новости

Институт Посткризисного Мира