Точка зрения
18.07.13

Большая сеть Запада

Тимоти Гартон Эш (Timothy Garton Ash), профессор европейских исследований Оксфордского университета

Под плотной завесой всякого рода сокращений и деталей во всем мире дан старт Большой игре. Некоторые называют ее геоэкономикой, но это также и геополитика. Нынешний этап заключается в том, что огромное количество стран одновременно сели за стол переговоров, чтобы обсудить крупные торговые и инвестиционные соглашения. Ее можно также назвать Большой Сетью Запада, понимая, что Запад в данном случае включает в себя Японию, Перу, Бруней и Вьетнам. А можно и так: весь мир за исключением Китая.

Одни из самых важных переговоров начались на прошлой неделе, когда делегация Еврокомиссии встретились со своими коллегами из США в конференц-зале Белого дома в Вашингтоне. Соглашение, которого они пытаются достичь, на данный момент называется TTIP. Это английская аббревиатура, означающая Трансатлантическое партнерство в вопросах торговли и инвестиций. Сокращение само по себе жутковатое (кто-нибудь захочет оказаться в TTIP?). Первое, что должны будут сделать переговорщики, это изменить название на более благозвучное. Например, TAP - Трансатлантическое партнерство.

TAP станет хорошим дополнением к TPP - Транстихоокеанскому партнерству, еще одному большому спектаклю современности. Предполагается, что торговля и инвестиции в атлантической зоне достигают 4,7 триллионов долларов. На предлагаемый для TPP регион представляет собой весьма разнородную группу стран, в которую входят: США, Канада, Мексика, Австралия и Япония, а также великие рыночные демократии в лице Вьетнама и Брунея, приходится до одной трети всей мировой торговли. Идут также переговоры между Евросоюзом и Канадой, между Евросоюзом и Японией. С другой стороны, как США, так и Евросоюз пытаются укрепить свои торговые и инвестиционные отношения как с Индией, так и с Бразилией.

С истинно американским оптимизмом, неиссякаемым и жизнеутверждающим, Белый дом рассматривает свои усилия по вступлению США в TTIP (который, как я надеюсь, все-таки скоро станет называться TAP) как работу, для совершения которой нужен всего лишь резервуар бензина. По всей видимости, это равнозначно периоду, который простирается до выборов в Конгресс, которые должны состояться в 2014 году, в середине президентского срока Обамы.

В Америке, действительно, имеются большие резервуары, но Конгресс предпочитает не трогать их запасы. В Европе этот период может продлиться до конца срока работы нынешней  Еврокомиссии и Европарламента. Почти все остальные переговоры, включая относящиеся к TPP, а также переговоры между Евросоюзом и Канадой, Евросоюзом и Японией, нацелены на 2014 год.

Вполне возможно, что они никогда не воплотятся в действительность. Вся современная история торговых переговоров состояла из буксовавших переговоров, или, если использовать образное выражение Обамы, у них кончился бензин. Тот факт, что большинство стран-участниц имеют демократическую форму правления, еще более затрудняет переговоры. Характерная особенность современной демократии заключается в добавлении особых потребностей групп интересов. Как связанных с деньгами (предприятия, отраслевые лобби), так и тех, которые могут оказать влияние на выборы, например, работники сельского хозяйства. И сам Евросоюз представляет собой сумму из 28 национальных сумм такого рода. Поэтому не случайно Брюссель борется с Вашингтоном за право считаться раем для лоббистов.

Но давайте представим себе, что благодаря неким дальновидным политикам в обстановке мирового спада и подъема Китая все получится хорошо. Это будет невероятным событием в двух смыслах: чрезвычайно выгодным результатом для мировой экономики и огромным вызовом Китаю. В ознаменование 100-й годовщины 1914 года мы возродим нечто подобное миру свободной торговли, который существовал до того времени, но в большем масштабе, при меньшей степени формального колониализма, более сложных и глубоких взаимосвязях.

Выиграют далеко не все, даже внутри Большой Сети Запада, но возможная выгода будет огромной. К прогнозам экономистов всегда нужно подходить с осторожностью. Например, согласно исследованию, проведенному по заказу Фонда Бертельсмана, в случае достижения соглашения по TAP, в долгосрочной перспективе доход на душу населения вырастет в США в среднем на 13%, на 5% в Евросоюзе и как минимум на 10%  в Великобритании. Еврокомиссия рассчитывает, что благодаря соглашению между ЕС и Японией могут быть созданы 400 тысяч рабочих мест. С учетом того, что в ЕС почти 6 миллионов молодых людей не имеют работы, это весьма немаловажно. Если все будет сделано правильно, то рост свободной торговли и свободных инвестиций принесет пользу всем. Так что давайте стремиться к достижению соглашения о TAP.

Также не следует забывать и о том, что это геополитический вызов Коммунистической партии Китая. Потому что в геополитике Панглосс (персонаж Вольтера) совпадает во взглядах с Макиавелли. Американцы это прекрасно знают (данный аспект особенно нравится некоторым сторонникам соглашения. Ирвин Штельцер пишет, что торговля - это «политика и война с применением другого оружия»). Европейцы это знают. Японцы это знают (премьер-министр Синдзо Абе утверждает, что вступление в TTP будет способствовать «безопасности» Японии ).

И китайцы тоже это знают. В статье, опубликованной в газете Washington Quarterly и написанной сотрудником Фуданьского университета (Шанхай) Гуойю Сонгом (Guoyou Song) и сотрудником Мэрилендского университета Вэн Цзинь Юанем (Wen Jin Yuan), утверждается, что «в китайских научных и политических кругах» весьма распространено мнение о том, что TTIP является инструментом, который США используют для сдерживания экономического подъема Китая. Интересен вывод, который напрашивается из их серьезного анализа многочисленных групп интересов и лобби, влияющих на китайскую политику: «Следует указать, что Китай не исключил для себя возможности присоединиться также и к TTP. Если китайское правительство посчитает, что выгоды от присоединения превышают издержки, то Китай вполне может обратиться с соответствующей просьбой».

Именно здесь экономист Панглосс и политик Макиавелли могли соединиться диалектическим способом (да простят мне коммунисты столь архаичное выражение).

Большая Сеть Запад представляет собой не только вызов Китаю, но также и стимул. Если Китай решит присоединиться к сети настоящих зон свободной торговли и инвестиций и по-настоящему соблюдать установленные правила, а мы ответим ему на это отказом, то поступим столь же безответственно как главы европейских государств в 1914 году. Наша высшая цель в этой новой большой игре не может заключаться в отталкивании Китая. Создаваемы зоны свободной торговли должны стать кирпичиками нового либерального международного порядка с участием китайцев. В таком случае Китай, как и западные державы, получил бы право попытаться изменить этот порядок. Его присоединение также способствовало бы превращению Китая в более открытую страну, где возобладали бы плюрализм мнений и соблюдение принципов правового государства, как об этом мечтает все большее число его граждан. Добро пожаловать в TAP и TPP.

Источник: В Кризис.ру

Институт Посткризисного Мира