Точка зрения
12.05.09

Откровение от Гайтнера. Он признает, что монетарная политика была 'слишком распущенной слишком долго'

 Земля остановилась, моря разошлись в стороны, а член американского политического истаблишмента признал на прошлой неделе, что Федеральная резервная система послужила причиной обвала финансового рынка. Ну, хорошо, только одно из этих событий произошло на самом деле, но, тем не менее, это – долгожданное чудо.

Откровение было озвучено в прошлую среду Тимоти Гайтнером (Timothy Geithner) во время беседы с ведущим PBS (Public Broadcasting Service – некоммерческая теле– и радиосеть в США, в которую входят 354 станции по всей стране. Известна своими аналитическими передачами – прим. перев.) Чарли Роузом (Charlie Rose), который спросил министра финансов: 'Оглядываясь назад, какие ошибки были сделаны, и чего нужно было делать больше? Были ли Ваши инстинкты правильными, но Вы просто не сделали достаточно?'

Г-н Гайтнер: 'Нам нужно еще немного времени, чтобы принять во внимание все аспекты.'

Г-н Роуз: 'Так.'

Г-н Гайтнер: 'Но я бы сказал, что три основных типа ошибок было допущено в [финансовой] политике здесь и по всему миру. Одна ошибка – это то, что монетарная политика по всему миру была слишком распущенной слишком долго. И это создало этот огромный бум в ценах на активы, деньги гнались за рисками. Люди пытались получить прибыли повыше. Это было чрезвычайно мощно.'

Г-н Роуз: 'Это было слишком просто.'

Г-н Гайтнер: 'Это было слишком просто, да. Во многом, это было не так выражено здесь, в Соединенных Штатах, но это было так по всему миру. Реальные процентные ставки были очень низкими очень долгое время.'

Г-н Роуз: 'Ну что ж, это наблюдение. Ошибка была в том, что монетарную политику проводил не Федеральный резерв, не:'

Г-н Гайтнер: 'Главное, что это делалось глобально.'

Г-н Роуз: 'Руководителями Центробанков по всему миру.'

Г-н Гайтнер: 'Вспомните, как Федеральная резервная система начала – Федеральная резервная система начала ужесточать [политику] раньше, но наши процентные ставки по долгосрочным кредитным обязательствам продолжали снижаться – и даже снижались в то время, как Федеральная резервная система пыталась ужесточить политику. Так как монетарная политика по всему миру была слишком распущенной, это некоторым образом подавило изначальные попытки Федеральной резервной системы ужесточить [политику]. Теперь, как вы знаете, мы все несем за это ответственность. Я не пытаюсь переложить ее на весь мир.'

Г-н Гайтнер также упомянул отсутствие надзора над банковскими рисками и медленную реакцию правительства на проблему – но оба этих наблюдения уже давно являются расхожим мнением. Настоящей новостью в данном случае является признание г-на Гайтнера о том, что монетарная политика была 'слишком распущенной слишком долго'. Вашингтонская тусовка попыталась перенести всю вину за панику на банкиров, чтобы оправдать себя. Но, как замечает г-н Гайтнер, политика Федеральной резервной системы наводнила мир долларами, которые привели к росту цен активов и вдохновили кредитную манию. Банкиры допустили ошибки, но частично их действия были рациональным ответом на кредитные субсидии, созданные руководителями Центробанков.

Мы не согласны с г-ном Гайтнером по одному вопросу. Он прав, заявляя, что монетарную политику нужно рассматривать в глобальном масштабе, но он слишком быстро пытается перенести вину с Федеральной резервной системы на другие Центробанки. В течение всего этого времени Европейский Центробанк проводил гораздо более жесткую кредитную политику, чем Федеральная резервная система. Федеральная резервная система была гораздо более важным игроком на рынке монетарной политики, потому что большинство стран мир использует долларовый стандарт, а их монетарная политика завязана на действия Федеральной резервной системы. Это утверждение верно в отношении Китая, большинства стран Азии и Ближнего Востока.

Распущенная монетарная политика Федеральной резервной системы, проводимая в период с 2003 по 2005 год, создала товарно-сырьевой и кредитный пузыри, которые наполнили эти страны долларами. Учитывая низкий внутренний уровень потребления в этих странах, они возвращали эти доллары в оборот, покупая номинированные в долларах активы, такие как казначейские билеты США и ценные бумаги фирм, подобных Fannie Mae. Федеральная резервная система создала излишек долларов, который позволил сохранять процентные ставки по долгосрочным кредитным обязательствам на низком уровне и в течение долгого времени ослаблял попытки агентства ужесточить свою собственную политику.

Тем не менее, признание г-на Гайтнера очень важно, так как перед тем как стать министром финансов, он выполнял обязанности зампреда Комитета открытого рынка Федеральной резервной системы США. Этот комитет несет ответственность за монетарную политику агентства. Комментарии Гайтнера отличаются от стойкого нежелания председателей Федеральной резервной системы Алана Гринспена (Alan Greenspan) и Бена Бернанке (Ben Bernanke) признать за собой хоть какую-то ответственность [за произошедшее]. Они предпочитают обвинять банкиров и то, что они называют 'глобальным избытком сбережений', как будто Федеральная резервная система не имела ничего общего с созданием этого избытка.

Замечания г-на Гайтнера являются признаком интеллектуального прогресса, и они позволяют предположить, что хотя бы некоторые члены правительства задумываются о своей роли в создании этой ситуации. Роль политики, проводимой Федеральной резервной системой, должна стать центральной частью слушаний о причинах обвала финансового рынка, которые планирует провести спикер Конгресса Нэнси Пелоси (Nancy Pelosi). Мы не сможем прийти к пониманию кредитной мании и паники, пока мы не признаем, что их корни лежат в монетарной политике.

Редакционный комментарий

 


Институт Посткризисного Мира