Точка зрения
26.04.09

Нуриэль Рубини. Судороги дохлой кошки

 НЬЮ-ЙОРК – Умеренные признаки снижения скорости экономического упадка в США, Китае и других частях света дали многим экономистам повод предполагать, что США вернётся к положительному росту во второй половине этого года, и что подобное восстановление будет иметь место и в остальных странах с передовой экономикой. В данный момент большинство специалистов сходятся во мнении, что общая скорость роста в следующем году приблизится к 2,5%.
Инвесторы говорят о «зелёных побегах» выхода из кризиса и о положительных «вторичных производных экономической деятельности» (продолжающийся экономический спад является первичным, отрицательным производным, но снижение его скорости позволяет предположить, что спад уже практически достиг своего предела). В результате, рынки ценных бумаг в США и во всём мире стали значительно повышать курс. Кажется, рынки убедились в том, что экономике и пошатнувшимся доходам корпораций и финансовых фирм светит скорый выход из кризиса.
Этот всеобщий оптимизм, по моему убеждению, не подкреплён фактами. Напротив, я считаю, что в то время как скорость спада экономики США замедлится по сравнению с -6% за последние две четверти, её рост всё ещё будет оставаться отрицательным (около -1,5% – -2% ) во втором полугодии этого года (по сравнению с «бычьим соглашением» о +2%). Более того, в следующем году рост останется настолько слабым (0,5% – 1%, по сравнению с общей оценкой в 2% или более), а безработица настолько высокой (более 10%), что ситуация по-прежнему может быть охарактеризована как экономический спад.
Прогноз на 2009 и 2010 гг. для еврозоны и Японии, при росте почти равном нулю даже в следующем году, остаётся ещё более пессимистичным. Скорость восстановления экономики Китая увеличится в течение этого года, однако там экономический рост достигнет всего 5% в этом году и 7% в 2010г., что составит гораздо меньший показатель по сравнению с 10% за последнее десятилетие.
В соответствии с подобным неблагоприятным прогнозом для крупнейших экономик, потери банков и других финансовых организаций будут продолжать увеличиваться. По моим последним подсчётам, общие потери, связанные с кредитами и ценными бумагами, выпущенными организациями США, составят 3,6 триллиона долларов, в то время как потери в остальных странах составят около 1 триллиона долларов.
Ожидается, что новая оценка Международного валютного фонда, ранее в этом году пересмотревшего свои оценки банковских потерь (назвав 2,2 триллиона долларов вместо 1 триллиона), составит 3,1 триллиона долларов в фондах США и 0,9 триллионов долларов в иностранных фондах. Эти цифры близки результатам моих собственных вычислений. Согласно этим оценкам, многие банки США и других стран по существу являются неплатёжеспособными, и будут вынуждены перейти под управление правительства. Нехватка кредитов затянется намного дольше, если мы будем поддерживать жизнь этих банков-зомби несмотря на их массивные и непрекращающиеся потери.
Принимая во внимание этот прогноз для реального сектора экономики и финансовых организаций, последнее повышение курсов на рынках ценных бумаг США и всего мира – это явление, характерное для «медвежьего» рынка. Экономисты обычно шутят, что рынок ценных бумаг предсказал 12 из последних девяти спадов, поскольку рынки часто понижаются без последующей рецессии. Однако за последние два года рынок ценных бумаг предсказал шесть из последнего нулевого количества спадов – а это означает, что шесть случаев повышения курса на «медвежьем» рынке с тенденцией к понижению курса, которые в конечном итоге потерпели фиаско и привели к новым потерям.
Последние «судороги дохлой кошки» на рынке ценных бумаг, эти лихорадочные попытки повышения курса, могут продлиться ещё какое-то время, однако в конце концов курс снова понизится в силу трёх обстоятельств. Во-первых, макроэкономические показатели не будут соответствовать ожиданиям, поскольку рост будет восстанавливаться медленнее, чем принято полагать.
Во-вторых, прибыль и доход корпораций и финансовых организаций не возрастёт с предсказанной скоростью, поскольку слабый экономический рост, давление дефляции и растущие невыплаты по корпоративным облигациям ограничат ценовую политику фирм и снизят размеры прибыли.
В третьих, финансовые потрясения окажутся более сильными, чем ожидается. В какой-то момент инвесторы осознают, что потери банков огромны, и что некоторые банки являются неплатёжеспособными. Сокращение рискованных рыночных позиций фирмами с высокой долей заёмных средств – например, хедж-фондами – приведёт к тому, что они будут вынуждены продавать неликвидные средства на неликвидных рынках. И некоторые страны с развивающимися рынками – несмотря на крупную поддержку МВФ – испытают серьёзный финансовый кризис, который окажет пагубный эффект и на остальные страны.
Итак, несмотря на то, что повышение курса на медвежьем рынке может продолжаться ещё какое-то время, возобновление подавляющего воздействия на ценные бумаги и другие рисковые активы является неизбежным.
Разумеется, за последние месяцы многие страны сократили риск надвигающейся депрессии, проводя нетрадиционно агрессивную политику (массивное и нестандартное монетарное стимулирование, увеличение пакетов стимулирующих средств, санации финансовых компаний, индивидуальные случаи списания ипотечного долга и усиление финансовой поддержки пошатнувшихся развивающихся рынков). Подобный результат казался маловероятным полгода назад, когда крах практически уничтожил мировой финансовый рынок.
И всё же, этот глобальный экономический спад будет длиться дольше, чем утверждает общее мнение. Возможно, свет в конце туннеля ещё светит – мы избежали депрессии и финансового обвала. Однако повсюду экономика будет восстанавливаться медленнее и с большим усилием, чем ожидалось. Это относится и к устойчивому восстановлению финансовых рынков.

Автор: Нуриель Рубини, профессор экономики в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском университете и председатель экономической консалтинговой службы RGE Monitor

Источник: Project Syndicate

Институт Посткризисного Мира