Точка зрения
20.09.11

Драхма против евро

Ханс-Вернер Зинн (Hans-Werner Sinn), профессор, президент мюнхенского института экономических исследований

Автор: Анна Розэ

Если в ближайшие две недели Афины не получат 8 млрд евро в рамках первой трехлетней программы помощи, принятой ЕС в мае прошлого года, ее ждет дефолт по суверенным долгам уже в декабре.

В этих условиях многие европейские лидеры серьезно задумываются над возможностью частично реструктуризировать или даже "списать долги Греции сегодня, не дожидаясь их удвоения завтра". Греция уже больше года живет "под капельницей" финансовых вливаний ЕС, без которых она неспособна даже обслуживать свой колоссальный внешний долг, размеры которого уже превысили 360 млрд евро, или 150 проц. греческого ВВП.

Будет ли банкротство Греции и как спасать евро?

На эти и другие вопросы "РГ" отвечает немецкий профессор экономики Ханс-Вернер Зинн. В рейтингах последних пяти лет он называется одним из двух экономистов ФРГ, обладающих реальным влиянием при принятии государственных решений Германии.

Российская газета: На прошлой неделе министр экономики Германии Филипп Реслер вдруг заявил, что Грецию надо объявить банкротом. Это было предсказуемо?

Ханс-Вернер Зинн: Греция уже является банкротом с 28 апреля 2010 года. Не надо обольщаться. В этот день процентные ставки по займам на финансовых рынках для нее подорожали на 28 процентов. После этого пошли программы помощи. А рынок займов для Греции вообще закрылся. Замечу, она и до этого уже была несостоятельна. Европейский центральный банк (ЕЦБ) в течение трех лет рефинансировал греческие кредиты на 100 процентов! Правительство обязалось сократить дефицит бюджета, но не выполняет этого. Пока это была проблема кредиторов. Но мы в Европе сумели сделать из этого проблему государств. Вопрос не в том, должны ли помогать Греции банки, они и так уже вовлечены в этот процесс. Вопрос в том, нужно ли налогоплательщиков к этому подключать?

РГ: А сама Греция не должна ли напрячься?

Зинн: Что меня удивляет: ни в Греции, ни в Португалии, ни в Испании ничего не сделано для выхода из кризиса. И девальвация - единственный путь к выздоровлению - в них еще не началась. Только в Ирландии этот процесс пошел, и с большим успехом.

РГ: Как вы оцениваете общую ситуацию в еврозоне?

Зинн: У нас фундаментальные проблемы по поддержанию еврозоны. У нас политический кризис огромных размеров. Бундесбанк не принимает политику ЕЦБ. Европейский центральный банк не ориентируется на стабильность, злоупотребляя мандатом Евросоюза.

РГ: Так не лучше ли было официально признать Грецию банкротом?

Зинн: Это значит, что можно освободиться от долгов и дальше существовать с их уменьшенным грузом. Но ведь долги - только часть проблемы. Другая - отсутствие конкурентоспособности. Греции необходимо снижение зарплат и цен на 20-30 процентов. Но профсоюзы не позволят, чтобы зарплата уменьшилась.

Альтернатива - выйти из еврозоны тоже непростая, потому что объявление такого решения приведет к банкротству банков-кредиторов. Однако по крайней мере Греция тогда выйдет на уровень Турции. Ведь драхма даст возможность девальвации. Мне кажется, что это более простой путь. Долги греческих банков будут уменьшены переводом в драхму. Если же страна останется в еврозоне, а мы разрешим ей понизить заработки и цены, такой процесс приведет к долговому бремени реальной экономики, то есть все активы упадут в цене, а долги останутся в евро.

РГ: Вы не исключаете выхода Греции из еврозоны?

Зинн: Выход из еврозоны для греков - наименьшее зло. Но я не говорю, что они должны это сделать. Это должно быть решением самих греков. Хотя их выход из еврозоны был бы дешевле для нас. Финансировать чужие долги очень накладно для Германии. Это бочка без дна.

РГ: Что должно сделать правительство ФРГ для урегулирования ситуации?

Зинн: Первым шагом правительства было бы заявить, что Германия не согласна с путем, выбранным ЕЦБ, и потребовать от него прекратить выдавать кредиты, сконцентрироваться на денежной политике. И я бы еще потребовал пересмотр Маастрихтских договоров, что касается правил действия ЕЦБ. Это должно быть ответом на нынешний кризис. С точки зрения Европы то, что происходит, больше неприемлемо. Нельзя больше существовать с Европейским центральным банком, где при принятии решений каждая страна имеет один голос (и Мальта, и Кипр, и Германия, и Франция), который вместо денежной политики занимается кредитованием и распределяет в еврозоне гарантии на сумму в сотни миллиардов евро. Это больше не может продолжаться! На это у ЕЦБ мандата нет. Кроме того, в ЕЦБ присутствует конструкционная ошибка, что касается целевого назначения: кредиты проходят автоматически из немецкого бундесбанка в другие страны, и бундесбанк не может сказать "нет". Это не может функционировать.

РГ: Поможет ли решить проблемы введение единого экономического правительства в Европе?

Зинн: Можно иметь общее экономическое пространство без гармонизации экономической политики. Зачем это надо? Тот, кто говорит, что нам нужно экономическое правительство, должен сказать, что он под этим подразумевает. Если имеется в виду, что эта структура должна контролировать бюджеты государств и устанавливать границу долгов, то мне с ними по пути. Но только не надо это называть экономическим правительством.

РГ: Есть также предложение установить долговую границу в конституциях стран ЕС.

Зинн: Это не решит проблему кризиса. Граница в конституциях - это нелогичный выход. Мы сейчас предоставляем деньги через "спасательный" фонд, а потом установим долговую границу, которая не позволит брать эти деньги. Я эту логику не понимаю. Вся дискуссия о чрезмерных долгах, которые могут быть сокращены политическими барьерами, идет из того времени, когда рынки капитала без раздумий выдавали кредиты странам, которые испытывали трудности. Это время прошло. Финансовые рынки все равно не дают деньги этим странам. Поэтому политические границы долгов больше не имеют значения, они ничего не дают. Единственное, что приведет к успокоению процесса, это ограничение кредитных потоков через государственные каналы.

РГ: Падает значение стран Старого Света и растет мощь новых "пороговых" стран, например Китая. Расстановка сил в мировой экономике меняется?

Зинн: Китай сейчас оказывает помощь, давая кредиты европейским странам. Он долго финансировал США, а теперь не готов делать это в том же объеме, что и раньше. Это одна из причин трудностей, которые сейчас испытывают США. Параллели между Америкой и периферийными странами Европы довольно большие. Ведь эти страны вели намного более расточительный образ жизни, чем позволяли собственные условия, поскольку они финансировали дефицит на внутреннем рынке внешними кредитами. У американцев несколько лет дефицит бюджета составлял пять процентов. Его финансировали Китай, Германия и Япония. Они были самыми крупными экспортерами капитала на международном рынке. Сейчас экспортеры капитала занервничали, и этим объясняются возникшие трудности в этой области. Америка финансировала свою программу по строительству жилья для бедного населения через Немецкий земельный банк. После того как мы это заметили, у нас больше не было желания в этом дальше участвовать. Поэтому все в Америке рушится. Китайцы тоже потеряли желание финансировать подобные программы. Мы переживаем переломное время, когда все мировые весовые категории смещаются. Америка однозначно теряет свое значение. "Пороговые" страны приобретают вес быстрее, чем кто-либо мог предполагать. Так что эстафетная палочка всемирного лидерства будет передана из Америки в Китай быстрее, чем казалось еще несколько лет назад. Америке предстоит тяжелое десятилетие, она уже сейчас находится в сложном положении. Тут ничего не надо объяснять.

РГ: Правильна ли идея еврозаймов, о которой говорят немецкие социал-демократы?

Зинн: Еврозаймы краткосрочно означают стабилизацию финансовых рынков. Долгосрочно они дестабилизируют Европу. С еврозаймами в долгосрочной перспективе страны попадут в долговую зависимость, и это приведет к закату Европы. Политики думают в краткосрочной перспективе: пока они у власти, будет проблема решена.

РГ: Можно ли еще спасти евро?

Зинн: Конечно, евро можно еще спасти. Но только с помощью политики мягких бюджетных ограничений. Мы в Европе проводили такую политику всегда. Она у нас в общем-то все еще существует благодаря хорошо развитым спасательным системам. Так что, пока мы помним о собственной ответственности и о конечности наших средств, Европа не пропадет и евро не исчезнет.


Институт Посткризисного Мира