Точка зрения
06.03.09

СЕРГЕЙ МОИСЕЕВ: Кому быть новым лидером?

 лобальный финансовый кризис спровоцировал ряд заявлений о том, что роль США на мировой арене нивелируется. Однако уход страны – мирового лидера со сцены обычно происходит в течение 10-20 лет. А есть ли у мира эти десятилетия, ведь кризис развивается гораздо стремительнее, чем предсказывали экономисты?
Не так давно «Республика» опубликовала материал «Каким будет мир после катастрофы» (http://www.respublika-kz.info/news/finance/2764/), в котором рассказала о наиболее часто встречающихся сценариях развития мира после окончания кризиса. Напомним суть. При первом варианте силу приобретают развивающиеся страны во главе с Китаем. При втором – создается некий многополярный мир без явных лидеров. В третьем варианте первенство остается за США, но расстановка сил на мировой арене немного меняется. Каковы перспективы реализации каждого из сценариев – об этом наш разговор с директором Центра экономических исследований Московской финансово-промышленной академии Сергеем Моисеевым.

Три союза вместо одного лидера
– Эксперты, размышляющие о судьбах мира после окончания кризиса, выделяют, как минимум, три сценария развития событий – господство США, господство Китая и многополярный мир. Какой вариант передела мира действительно возможен в будущем на ваш взгляд?
– Сценарий, при котором Китай займет место США, по сути, невозможен. США покупают то, что производит Китай, и поскольку глобальная экономика находится во взаимосвязанном положении, я, скорее, склоняюсь к варианту многополярности в новом мировом экономическом порядке. Однако считаю, что она будет выражена довольно слабо.
Вероятнее всего, на планете образуется три-четыре экономических союза: североамериканский, латиноамериканский и еврозона однозначно будут в их числе. Азиатский союз возможен, но пока на непонятных нам принципах. Поскольку африканский континент находится в подчиненном положении к зоне ЕС, у него отсутствует как таковая основа для появления на его территории самостоятельного экономического образования.
– Значит, Китай не готов взять на себя роль мирового финансового лидера с центром в Гонконге?
– Проблема Китая в статусе юаня как свободно конвертируемой валюты. В торговых взаимоотношениях невозможно расплатиться юанем – все операции по конвертации проходят через Нью-Йорк и Лондон. Невероятно сложно открыть долларовый счет в самой стране, поскольку правительство Китая предъявляет слишком жесткие требования. По операциям капиталовложений демонстрируется полный ноль. Пекину для того, чтобы стать новым мировым финансовым центром, необходимо иметь юань как резервную валюту, экономическую сферу с гораздо большей емкостью и гораздо более мощно развитую финансовую систему.
Вариант сохранения гонконгской автономии – этих «ворот в Китай» – выглядит наиболее приемлемым. Гонконгский доллар обеспечен американским долларом. Потерять автономную территорию, являющуюся, по сути, оффшорным центром, то есть ликвидировать Гонконг как самостоятельную экономическую единицу, невозможно – убытков будет гораздо больше, нежели преимуществ от такого шага. Также нужно учитывать англосаксонское законодательство Гонконга, которое нужно было бы привести в соответствие с китайским в таком случае.
– Значит, альтернативы США нет?
– Альтернативным североамериканскому гегемону лидером может быть только еврозона. Однако для того, чтобы осуществить подобный сценарий, необходимо сделать несколько крупных изменений: создать общую регулируемую банковскую систему, свободно функционирующие мегарегуляторы ЕС, провести единую налоговую политику, снять многие другие барьеры и т.д. Стать новым лидером Евросоюзу мешают, по сути, только внутренние национальные противоречия регуляторов и законов.
Исторически уход лидера со сцены происходит медленно. Если вспомнить, уход фунта осуществлялся в период с 1910 по 1950 год. Да и если взять более поздние времена – валюты древних арабских стран и германский талер очень долго уходили со сцены. Значительная часть правительств мировых стран – порядка 40 процентов – держат свои средства в долларах. Это не только Россия, но также и другие страны. За несколько лет подобная ситуация просто физически не может измениться.
Для коренного изменения сложившегося мирового порядка нужно будет найти новый источник финансирования.

Где взять якорь для СНГ?
– Ряд экономистов, в их числе Михаил Хазин, считает, что кризис и дальнейшее разделение мира подтолкнут страны СНГ к объединению. И даже если не все участницы Содружества смогут объединиться, то Россия, Украина и Белоруссия могли бы составить альянс. Как вы считаете, возможен ли такой вариант?
– На этот предполагаемый сценарий у меня есть, по крайней мере, два взгляда. Один из которых – субъективный – основан на том, что мне доводилось тесно общаться с администрацией СНГ и лицами, курирующими интеграцию. Должен сказать, что все глухо и умрет при входе стран-участниц Содружества во Всемирную торговую организацию. Отношения внутри СНГ, строящиеся только лишь на торговле, тут же закончатся при вступлении либо Украины, либо России в ВТО. У нас недружественные отношения со всеми участниками Содружества, кроме разве что Казахстана. Даже с союзной Белоруссией ведем какие-то игры.
Объективный взгляд на СНГ, прежде всего, основан на понимании роли рубля – нужно, чтобы страны стали фиксировать свои валюты к рублю. Как это было, например, в первые годы существования ЕС, когда все страны, включая Великобританию, привязывали курс своих валют к марке. У каждой страны внутри Содружества своя политика: у Украины «плавающая», Казахстан ориентируется только на доллар. Рубль является «сырьевой валютой» – синхронен со стоимостью нефти, а потому нестабилен как платежное средство.
Нет существенных предпосылок для более плотного объединения на почве развития финансовых услуг. Сейчас нет якоря, за который бы держался хрупкий корабль СНГ. Единственное, что объединяет наши страны – это торговля, общие границы и таможенные соглашения.
– Эксперты называют разные сроки начала выхода из состояния рецессии – от года до десяти лет. А на ваш взгляд, когда?
– Окончание критической фазы текущего спада произойдет в течение двух лет. Официальные цифры последствий, которые повлекла за собой рецессия, будут известны лишь по итогам наступившего 2009 года, так как по итогам 2008 года экономики и Европы, и Америки показывали положительный результат. Тогда и можно будет судить о последствиях и сравнивать происходящие сейчас события с Великой депрессией.
В 2010-2011 годах мировыми финансовыми институтами будут приняты решения по изменению глобальной финансовой архитектуры. Должны появиться рейтинговые агентства, которые будут не на бумаге давать свои оценки, а руководствуясь реалиями рынка. Также будет полезно изменение положения на рынке валют. Поэтому может понадобиться 10-15 лет для сколь бы то ни было ощутимой трансформации глобальной экономики в новое, более совершенное качество.

Казахстан выберется быстрее
– Казахстан еще недавно считался в СНГ страной с крепкой экономикой, прогрессивной банковской системой, но кризис показал, что это отнюдь не так. Есть у вас объяснение причин этого? Можете ли дать прогноз, как может развиваться ситуация в экономике Казахстана?
– Положительные изменения в Казахстане, возможно, произойдут быстрее, чем в России. Многие вопросы, которые у нас становятся темой для обсуждений и переходят в категорию спорных, свободно реализуются в Казахстане. Так, в Казахстане на прошлой неделе уже начали вводить валютные ограничения. А у нас этот вопрос находится только на стадии обсуждения в Госдуме. Наши соседи стали использовать свой резервный фонд еще задолго до нас. У казахов проведена консолидация банковской системы.
Кроме единичных эпизодов, как, например, разовая девальвация тенге на 25% за день, казахстанские проблемы не отличаются от российских. Экономике республики на данном этапе кризиса никак не хуже, чем российской – продолжается отток капиталов, паника вкладчиков, банки национализируются и декапитализируются.
Но в Казахстане хорошая профессиональная среда банкиров, о чем знаю не понаслышке – я лично общался с представителями банковской сферы этой страны. Опыт нашего южного соседа в некотором плане будет весьма полезен. России стоило бы многому поучиться в менеджерской среде у казахстанских друзей.

 

Автор: Олег Михайлов

 

Источник: Республика KZ

Институт Посткризисного Мира